09:47 12 Апреля 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0219
  • EUR2.0214
МИР
Получить короткую ссылку
77 0 0

Политика максимального давления со стороны Соединенных Штатов Америка на Тегеран потерпела фиаско, убежден Саид Хатибзаде.

В эксклюзивном видеоинтервью Sputnik Iran официальный представитель МИД ИРИ Саид Хатибзаде (Saeed Khatibzadeh) рассказал о том, почему иранские нефтемиллиарды до сих пор не освободили из южнокорейского банка; как ущемляют права иранских дипломатов в международных организациях со штаб-квартирами в США; будет ли Иран торговаться с Байденом ради ареста и выдачи виновных в убийстве Касема Солеймани; какова роль России в переговорном процессе вокруг СВПД и многом другом.

Конфликт с Южной Кореей

- Вот уже несколько месяцев мы наблюдаем за тем, что никак не разрешается вопрос с заблокированными в Южной Корее иранскими активами в размере 7 миллиардров евро. В чем основной камень преткновения?

- В банках Южной Кореи находятся иранские активы, полученные от продажи газового конденсата в рамках торговой сделки между нашими странами (Ираном и Южной Кореей). Очевидно, что согласно всем правилам международной торговли и нормам международного права, эти активы в корейских банках – это долг Южной Кореи перед Ираном, который до сих пор не вернули. Эта сумма – долговое обязательство Южной Кореи перед Ираном и по факту является исключительно двусторонним делом, на вмешательство в которое не имеет права никакая третья сторона. Какие–либо заявления третьей стороны на этот счет не отменяет факта долгового обязательства Южной Кореи по выплате этих средств Ирану.

Однако США продолжают следовать в этом вопросе тем же путем высокомерия, что и администрация Дональда Трампа. Как нам объяснила корейская сторона на двусторонних встречах, Корея считает проблему по разрешению вопроса с иранскими активами своим особым международным обязательством, и мы ожидаем, что они наконец-то выполнят это его.

Сейид Аббас Аракчи, фото из архива
© Eduardo Munoz Alvarez / GETTY IMAGES NORTH AMERICA / Getty Images via AFP

- Вы ранее заявляли, что Иран просил Южную Корею изъять из этих заблокированных 7 миллиардов евро необходимую сумму в счет уплаты членских взносов Ирана в ООН. Но как мы видим, Иран был лишен права голоса в этой международной организации. Почему так произошло?

- Исламская Республика Иран несколько раз просила использовать конфискованные средства из Южной Кореи для оплаты нашего ежегодного членского взноса в ООН, и в качестве оплаты за медицинские товары, включая жизненно важные лекарства и вакцины от коронавирусной инфекции, но нам так и не удалось ничего добиться.

Генеральный секретарь Антониу Гутерриш и Секретариат ООН прекрасно осведомлены и знают, что деньги для уплаты взносов были готовы к переводу в ООН в течение нескольких месяцев. ООН должна была приложить больше усилий в разрешении этого вопроса, чтобы получить эти денежные средства. Но эти членские взносы по своему размеру просто несопоставимы с 7 миллиардами евро иранских активов, заблокированных в южнокорейских банках. Можно было разрешить эту проблему еще несколько месяцев назад.

А камень преткновения всей этой проблемы нужно искать в гегемонистском поведении различных администраций США. В тот момент, когда мир охватила пандемия коронавируса, США, напротив, сделали все возможное, чтобы увеличить страдания иранского народа. Одно из их главных усилий – воспрепятствование доставке в Иран лекарств и предметов медицинского назначения.

Отношения с США

- Прошло почти два месяца спустя того момента, как Джо Байден пришёл к власти. Недавно советник президента США по вопросам национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что США отправили свое послание Ирану через европейских посредников. Получили ли вы уже телефонный звонок из администрации президента?

- До сегодняшнего дня ИРИ ни прямым, ни косвенным образом не получала каких-либо посланий от новой администрации США, и сама не отправляла каких-либо сообщений. Следует отличать те заявления, которые на этот счет делают европейские страны, и то, что мы говорим европейцам.

- При каких условиях Иран будет готов сесть за стол переговоров с США для урегулирования вопроса по СВПД? Какую роль в этом вопросе Иран отводит России?

- У СВПД есть четкая дорожная карта. Ядерная сделка - одно из самых длинных международных соглашений, в котором прописаны все вопросы, даже самые мельчайшие детали о том, как действовать в будущем по тому или иному вопросу. В этой связи просто нет необходимости отправлять или получать послания [от США] или ставить условия для ведения переговоров. Единственное, что должно быть сделано в рамках СВПД, – США должны понять, что нет никакого другого пути возвращения в СВПД кроме реализации своих обязательств согласно принятой резолюции № 2231.

Россия – важный и активный участник ядерной сделки. РФ лучше других стран-подписантов этого международного договора знает, какие серьезные препятствия создали США своим односторонним выходом для всех тех, кто выполнял резолюцию 2231, и какому наказанию подвергли США эти страны. Россия – активный член СБ ООН [имеющий право вето]. Поэтому она играет для нас важную и первостепенную роль в разрешении вопроса по СВПД. Мы приветствуем усилия наших друзей [из РФ] по сохранению СВПД и попытки РФ заставить США выполнить их обязательства в рамках резолюции 2231.

Прежде всего следует отметить, что усилиями Дональда Трампа США вышли из СВПД 8 мая 2018 года. И на протяжении целого года, пока Иран честно выполнял все свои обязательства по этому договору, они всеми способами пытались помешать выполнять свои обязательства по СВПД другим сторонам сделки. После того, как США отменили все санкционные исключения (вернули все санкции, что были отменены ядерной сделкой), то по факту они сделали практически невозможным выполнение ядерных обязательств Ирана в рамках сделки. Иран год ждал принятия мер со стороны европейских участников сделки и в итоге сократил свои обязательства по СВПД.

Но при этом Иран не вышел из СВПД, а остается участником сделки. И здесь большая разница в позиции Ирана и США, которые полностью вышли из СВПД.

Логика здесь очень ясна и проста: тот, кто покинул здание (имеется в виду СВПД – прим. Sputnik), но хочет сесть за стол переговоров в этом здании, должен для начала вернуться в это здание, выполнить свои обязательства, чтобы снова считаться полноправным участником СВПД.

- По некоторым данным, Иран уже обратился к нескольким восточным клиентам, которые будут готовы покупать нефть в случае отмены санкций США. Является ли это намёком на то, что отношения сдвинулись с мёртвой точки?

- Несомненно, Иран будет использовать все свои возможности для расширения своей внешней торговли. Министерство нефти Ирана серьезно относится к своей доле на нефтяном рынке и к своим потенциальным покупателям. Это один из аспектов нефтяного вопроса.

А второй аспект - это то, что США, чрезмерно злоупотребляя тактикой введения санкций, запугивания и подчинения в международной экономике, по факту обратили американский доллар против международной торговли, и в этом случае их санкции становятся все более бесполезными. Политика максимального давления со стороны США потерпела фиаско.

ИРИ прошла первый период максимального давления США, иранская экономика уже пережила первый шок, полученный от введения санкций. И если мы посмотрим на все статистические данные, которые публикуются международными организациями, такими как Международный валютный фонд и Всемирный банк, то увидим, что рецессия в Иране официально закончилась, и прогнозируется положительная экономическая динамика уже со следующего года.

Отношения со странами Персидского залива

- Отмена бойкота в отношении Катара породила слухи о том, что Доха станет посредником между Ираном и Персидским заливом. Насколько это реально?

- Иран имеет очень хорошие отношения со многими странами Персидского залива. Взаимоотношения Ирана с Оманом, Кувейтом, Катаром выстроены на очень четких принципах уважения друг друга. С ОАЭ у нас фундаментальные отношения ввиду того, что Эмираты являются одним из наших основных торговых партнеров. Были предприняты эффективные шаги по улучшению уровня этих связей. Конечно, у нас были взлеты и падения в политических взаимоотношениях с ОАЭ, но зато у нас крепнут и улучшаются торгово-экономические связи.

Наши отношения с Саудовской Аравией существенно отличаются, к сожалению, их не назовешь добрососедскими. Вот уже который год подряд КСА избрало для себя путь вражды: развязало войну против своего беднейшего соседа – Йемена, обложило блокадой другого соседа – Катар, спонсирует и снабжает оружием боевиков в Сирии. КСА ошибочно полагает, что мира невозможно достичь без помощи американского оружия и войны, а страны региона раскроют для него объятия.

Что же касается Катара, то у нас с этим государством очень уважительные и близкие отношения. Катар всегда пытался использовать свои возможности для посреднической миссии в разногласиях между странами региона, и речь идет не только об Иране. Поэтому мы всегда приветствуем любые усилия и добрые намерения наших катарских друзей.

- Санкции США против Саудовской Аравии в связи с убийством Хашукджи… Во-первых, насколько справедливым, по вашему мнению, был этот ход США? Во-вторых, не боитесь ли вы, что те же санкции могут быть применены к вашей стране, особенно с учетом того факта, что США неоднократно обвиняли Тегеран в преследовании журналистов и представителей меньшинств?

- Вопрос убийства этого саудовского журналиста нужно отделить от вопроса о политике Соединенных Штатов Америки. На самом высоком государственном уровне Саудовская Аравия допустила совершение такого зверского и бесчеловечного убийства.

Сама Саудовская Аравия и те, кто причастен к этому делу, знают все детали и масштабы преступления. Но остается предметом спора то, насколько США имеют право вмешиваться в подобные случаи, и с какими целями они это делают.

Стоит учесть, что США всегда и во всем следуют политике двойных стандартов. Они никогда не действуют во благо [какой-то страны]. Вашингтон превращает любую проблему в инструмент своей внешней политики только там, где ему выгодно и удобно. Как только какой-то вопрос США не выгоден, они оставляют его.

- Среди острых проблем во взаимоотношениях с США вы лично неоднократно поднимали вопрос о том, что американские власти постоянно преследуют иранских дипломатов и членов их семей в международных организациях на территории США, нарушая международное право. В чем конкретно выражается этот прессинг представителей дипломатического корпуса ИРИ?

- Соединенные Штаты, как страна, в которой находятся штаб-квартиры подразделений ООН, в соответствии со всеми правами и нормами международного права должны предоставлять все необходимые условия для пребывания как постоянных дипломатов, так и временно пребывающих дипломатов ООН. Но, к сожалению, США уже на протяжении многих лет создают проблемы для иранских дипломатов. Например, полностью ограничивают их маршруты передвижения, что по факту противоречит обязательствам принимающей страны перед ООН.

Предыдущая администрация США придерживалась такой предвзятой позиции, что иранские дипломаты имеют право передвигаться только в пределах двух или трех улиц, не более. Безусловно, это показывает нам то, что США не придерживаются международного права, не верны своим обязательствам перед ООН.

- На какой стадии находится вопрос иранского дипломата Асадоллы Асади, арестованного в Бельгии?

- Мы с самого начала этого инцидента заявляли всем вовлеченным странам, что весьма опасно так поступать с дипломатами, их задержание и допрос были незаконны, а назначенный суд просто не обладает соответствующей юрисдикцией – в полной мере рассматривать подобного рода дела. Поэтому любой судебный вердикт или принятое решение с нашей точки зрения является незаконным. Мы внимательно следим за происходящим процессом и надеемся, что этот вопрос будет решен надлежащим образом: наши дипломаты беспрепятственно вернутся на родину.

- Что касается вопроса обмена заключенными между Ираном и США, если в рамках СВПД будет достигнуто соглашение с США, то скольких американских заключенных Иран готов обменять на своих граждан, содержащихся в американских тюрьмах?

- Вопрос о достижении соглашения по СВПД никак не связан с вопросом об обмене заключенными. Мы неоднократно заявляли, что обмен заключенными должен состояться по принципу "всех на всех". Очень много наших соотечественников содержатся в отвратительных условиях [в местах заключения] в США. Этот вопрос на самом деле можно назвать настоящим захватом иранских заложников Соединенными Штатами.

Некоторое время назад иранского профессора обвинили в ложном сотрудничестве с нашим нью-йоркским офисом, о чем они говорят довольно прозрачно, его арестовали на рассвете и надели наручники. Когда США захотят остановить этот процесс, мы готовы закрыть его навсегда. Хоть мы и не надеемся, что этот "захват иранских заложников" в США разрешится в ближайшее время, мы готовы обменять всех на всех.

- Планирует ли Иран поднимать вопрос с новой администрацией Джо Байдена о выдаче "убийц Касема Сулеймани"? Надеетесь ли вы на сотрудничество со стороны Байдена в этом вопросе?

- Решение вопроса о мученической гибели генерала Касема Сулеймани было одним из самых важных дел для ИРИ с самого первого дня этой трагедии. В судах Ирана были тщательно рассмотрены как гражданско-правовые, так и уголовные аспекты дела. Совсем скоро будут вынесены приговоры, мы огласим имена всех преступников и причастных лиц, за которыми, согласно международному праву, Ирану будет легче осуществлять преследование.

Бесспорно, основные фигуранты дела – США, точнее, бывший президент Дональд Трамп, все люди из его администрации причастны к этому подлому убийству. Именно они являются одними из главных обвиняемых по этому делу. Поэтому мы будем идти до конца в разрешении этого вопроса с США всеми возможными законными способами.

- Говоря о Трампе, буквально недавно аппарат директора Национальной разведки США заявил, что Иран предпринимал попытки оказать влияние на исход президентских выборов 2020 года в США, стремясь не допустить победы на них республиканца Дональда Трампа. Так ли это?

- Самым ненадежным и лживым источником подобных обвинений является ЦРУ. Мы (иранцы) живем в той стране, где ЦРУ спланировало самый крупный переворот в своей современной истории. И это изменило судьбу нашего государства и региона.

Поскольку они (ЦРУ) сами постоянно участвуют в различных переворотах, вмешиваются в выборы региональных государств, то они думают, что могут обвинять других в подобных действиях. Для нас внутренняя политика США недостаточно привлекательна, чтобы с ней можно было иметь дело.

Главные темы

Орбита Sputnik