06:15 01 Августа 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • EUR2.0193
  • RUB0.0232
ЖИЗНЬ
Получить короткую ссылку
Подрыв журналистов на мине в Кельбаджарском районе (21)
122 0 0

Спустя неделю после гибели журналистов в Кельбаджаре корреспондент Sputnik Азербайджан Нигяр Искендерова побывала в доме одного из погибших - Магеррама Ибрагимова , где встретилась с его родными и близкими.

БАКУ, 11 июн — Sputnik. Череда смертей после окончания войны в Карабахе продолжилась гибелью сотрудников СМИ. Оператор AzTV Сирадж Абышов и корреспондент АзерТАДЖ Магеррам Ибрагимов стали еще одними жертвами уже, казалось бы, завершившийся войны, подорвавшись на мине в Кельбаджаре.

Война влияла на их жизнь с самого детства. Если Сирадж оказался вынужденным переселенцем на родной земле, семья Ибрагимовых стала одной из тысяч, которых насильно изгнали из Армении еще в конце 80-х годов.

Самый младший

Съемочная группа Sputnik Азербайджан отправилась в поселок Расулзаде, чтобы почтить память Магеррама Ибрагимова вместе с членами его семьи, родными и близкими.

Магеррам был последним ребенком в семье, разница в возрасте между ним и его старшей сестрой - 18 лет. Его вырастили и воспитали старшие сестры. Отца он потерял еще в юности, маму - пять лет назад. Сегодня его оплакивают три брата, четыре сестры и супруга Бахар, которой он оставил двух маленьких сыновей.

Сестра Севда

Самые тяжелые дни для нашей семьи пришлись на конец 80-х годов. Всех нас тогда выселили из области Гейча… И детство Магеррама тоже стало жертвой армянской агрессии, и сама его жизнь...

© Sputnik / Nigar Iskanderova
Сестра Магеррама Ибрагимова Севда Аскерова

На следующее утро после того, как началась война – 28 сентября, он отправился на фронт в качестве военного корреспондента. За последние девять месяцев он писал историю, собранные им материалы - бесценный архив для нашей страны. Вместе с Сираджем Магеррам писал о новой истории победы Азербайджана. Мы уверены, его душа возрадуется, если его наградят посмертно званием Национального героя, потому что он погиб при исполнении служебного долга. И я прошу президента, первую леди дать оценку его работе…

Каждый раз я буду со слезами вспоминать, как он жил и работал все это время в Карабахе. Как я могла не переживать, если прекрасно понимала, что каждый проведенный там день ставил его лицом к лицу со смертью? Нет ничего тяжелее, чем осознание того, что его больше нет с нами. Очень надеюсь, что Сирадж и Магеррам будут нашими последними шехидами.

Сестра Азада

Я воспитывала его с самого рождения. Он был очень капризным ребенком, и я всегда носила его на руках. Он делился со мной всеми своими проблемами, секретами. Магеррам очень беспокоился за свою семью и детей. Когда он приезжал на время, дети не хотели его отпускать обратно, и я ему говорила, что пора уже возвращаться. А он отвечал: "Я почти все закончил. Остается Кельбаджар и Лачин". И еще он говорил: "Это самые сложные места, потому что там зарыто много мин. Каждая проведенная там минута – это смерть, в любой момент может случиться все что угодно. И вы должны быть готовы ко всему". Я сказала – ты прощаешься с нами? А он ответил: "Я могу подорваться на мине".

© Sputnik / Nigar Iskanderova
Сестра Магеррама Ибрагимова Азада Мамедова

Еще в последний раз он сказал, что сделает нам сюрприз в течение трех дней. И вот такой он сделал нам "сюрприз". В тот день мои коллеги по работе что-то знали, но мне не говорили. На душе было неспокойно, звонила ему несколько раз подряд, потом уже звонки не доходили. Позвонила моя сестра Ирада, сказала – приезжай, Магеррам погиб...

Сестра Ирада

Он был очень чувствительным, чутким человеком, очень любил животных, был другом для наших детей. Любил шутить с нами, а меня побаивался и относился с большим уважением.

В последний раз, когда он приходил на Рамазан, принес мне сливки. После того как ушел, позвонил моему сыну и спросил: "Ну как, моя султанша довольна, ей понравились сливки или нет?"

© Sputnik / Nigar Iskanderova
Сестра Магеррама Ибрагимова Ирада ханум

Мой брат полностью отдавался своей работе, всегда хотел отличиться. За несколько часов до того, как привезли его тело, нам принесли тимьян, который он собрал в горах незадолго до гибели. Мы разделили между собой этот тимьян, он остался нам как память о его последних днях.

Брат Аскер Ибрагимов

Между землей, где Магеррам родился, и землей, где он был убит, расстояние не такое большое, максимум 50 километров. Как будто Магеррам ушел из Кельбаджара в Гейча. Это для нас пусть небольшое, но утешение.

Работать на территории, усеянной минами, означало рисковать жизнью, играть со смертью.

© Sputnik / Nigar Iskanderova
Брат Магеррама Ибрагимова Аскер Ибрагимов

Вдова Бахар

Я всегда говорила ему, что мы – как Лейли и Меджнун 21 века. Я его очень любила… У него был прекрасный характер. Он был бесконечно рад, когда на свет появились наши дети. Он был моим лучшим другом, мы вместе мечтали о детях, строили планы на их будущее.

Последние 9 месяцев я очень переживала. В день его смерти класс моего сына фотографировался на виньетку. И вот во время съемок в парке о случившемся мне сказала одна родительница… Я все еще не могу смириться с тем , что его больше нет, кажется, что он на работе и скоро вернется.

В последний раз Магеррам пришел домой вместе с Сираджем. Была уже ночь, но дети, узнав, что их папа дома, прибежали, крепко его обняли. Как оказалось, в последний раз... Тогрул сказал: "Папа, не уходи, мне становится очень грустно"...

А он ответил: "Слушайтесь маму, она вам и мама, и папа". Как я могла знать, что он тогда прощался с нами? Я сказала: их отец – ты, а не я, и ты вернешься…

Я была счастлива, когда война закончилась. Но когда он начал объезжать все освобожденные районы, у меня появился страх перед этими минами. Утром в 08:47 он прислал мне фото из Кельбаджара. Расспросил, как у нас дела. А потом пришла вот такая весть.

© Sputnik / Nigar Iskanderova
Сестра Магеррама Ибрагимова Севда Аскерова показывает переписку с ним

Брат Алескер

Брат Алескер старше Магеррама на семь лет, он – ветеран Первой карабахской войны, во время боев потерял один глаз:

"Мы жили в одном дворе, и я больше других переживаю его гибель. Вы не представляете, как тяжело видеть каждый день, с какой надеждой его малыши смотрят на дверь, ждут, спрашивают: "Дядя, а когда папа приедет?". Отвечать на эти вопросы непросто.

Он рос очень тихим, спокойным подростком. В последний раз он навестил всех своих братьев и сестер. Сказал, что в августе вернется окончательно: "Остался один шаг, поднимусь по лестнице, и все".

А дети ждут...

Пока мы беседуем с родными, дверь внезапно открывается - вбежал двухлетний Тогрул со словами: "А где мой папа, это опять не он пришел?", и стал всех разглядывать в комнате. Оказывается, каждый раз, когда кто-то заходит в дом или мимо двора проезжает машина, ребенок надеется – это вернулся его папа.

Старший сын, семилетний Угур тоже еще не до конца осознал, что больше не увидит своего отца: "Хочу, чтобы папа больше не уезжал, вернулся к нам, чтобы мы играли в футбол, гуляли. Я помню, как мы играли с ним в парке, я соскучился по играм с ним".
© Sputnik / Nigar Iskanderova
Сын Магеррама Ибрагимова Угур

Посвящается светлой памяти наших коллег.

Sputnik Азербайджан выражает глубокие соболезнования семьям погибших! Allah rəhmət eləsin!

Читайте также:

Тема:
Подрыв журналистов на мине в Кельбаджарском районе (21)
Теги:
Кельбаджарский район

Главные темы

Орбита Sputnik