21:09 30 Марта 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
Колумнисты
Получить короткую ссылку
37401

В настоящее время доля вложений нефтегазовой отрасли в "зеленую энергетику" составляет единицы процентов от общего объема инвестиций, подавляющую часть которых по-прежнему берут нефть и газ.

Раскручивание климатической повестки, которое мы наблюдали весь прошлый год, предсказуемо сделало популярной и дискуссию о декарбонизации энергетики и так называемом энергетическом переходе. В свою очередь, по цепочке эти аспекты актуализировали еще одну тему для обсуждения: как будет происходить трансформация "нефтяных" компаний в сферу более низкоуглеродных источников энергии, пишет колумнист РИА Новости.

Ведь даже оптимистичные прогнозы предполагают, что "пик нефти" наступит уже через десять-пятнадцать лет, после чего спрос начнет постепенно снижаться.

Для многих нефтяных компаний в этой трансформации есть и свой резон: все-таки и их запасы нефти, по крайней мере, приемлемо дешевой в добыче, в любом случае закончатся на сопоставимом временном промежутке. Но столь масштабные изменения - дело очень инерционное и небыстрое, поэтому уже сейчас нужно думать, что делать дальше.

При этом нужно понимать: несмотря на определенные шаги части нефтянки в этом направлении, в настоящее время доля вложений нефтегаза в зеленую энергетику (в самом широком смысле: в первую очередь пока это "ветряки" и солнечные батареи, но также хранение энергии и другие технологии) составляет единицы процентов от общего объема инвестиций, подавляющую часть которых по-прежнему составляют нефть и газ.

Для чего Трамп использует санкции против "Роснефти"? >>

Одномоментно отказаться от инвестиций в ископаемые топлива, как предлагает Грета Тунберг, сейчас категорически невозможно. Если вдруг такой отказ произошел бы, то очень быстро, практически моментально, мы столкнулись бы с новым дефицитом нефти: добыча из уже действующих скважин падает достаточно быстро даже на традиционных месторождениях, не говоря уже о сланцевых.

Поэтому вопрос состоит лишь в том, как быстро компании будут переходить к зеленой энергетике в перспективе, сохранится ли доля ежегодных инвестиций в "зелень" в три процента от всего объема капзатрат (таковы оценки, приведенные в недавнем обзоре "Energy Transition: Evolution or Revolution" для 15 крупных нефтегазовых компаний) или же каждый год мы будем наблюдать здесь последовательное увеличение.

Важно отметить, что три процента - это средняя по больнице температура, которая показывает очень усредненную картину: у разных компаний стратегии отличаются кардинально. Американские нефтяные ТНК, такие как ExxonMobil и Chevron, пока в основном остаются в нефтегазе с уклоном в нефть (инвестиции в ВИЭ — на уровне одного-двух процентов), в то время как европейские компании (Shell, BP, Total) уходят все больше в возобновляемую энергетику (с вложениями уже на уровне пяти-пятнадцати процентов от общего объема), а, кроме того, также активно расширяют свою долю на газовом рынке.

Тем не менее у ExxonMobil и Chevron есть своя стратегия подготовки к изменениям рынка. Об этом мы уже писали ранее: обе упомянутых компании, особенно ExxonMobil, устроили масштабную распродажу нефтяных активов по всему миру. Но на этом фоне сосредотачиваются на национальном рынке, вырученные деньги они инвестируют в добычу сланцевой нефти в самих США. И не потому, что сланцевая нефть выглядит конкурентоспособней традиционной добычи.

Азербайджан определил тарифы на транзит туркменской нефти до Батуми >>

Сейчас "традиционная" нефть — это уже, как правило, достаточно дорогая морская, поэтому вопрос открытый, у кого тут будет ниже себестоимость. И вообще, для компаний намного важнее, что в "сланцах" в разы короче инвестиционный цикл (два-три года), поэтому создание такого "гибкого" сектора у себя в добычном портфеле поможет им в будущем проще реагировать на возможные изменения цен и спроса на нефтяном рынке.

Но в целом, повторимся, американские компании по-прежнему в значительной степени ориентированы на нефтегаз, так как это соответствует сохраняющимся в США трендам на активное использование ископаемого топлива. Европа, напротив, уже сильно "погрузилась" в ВИЭ, и в соответствии с этими тенденциями европейские компании активнее инвестируют в зеленую энергетику.

Одновременно у европейских компаний уже несколько лет наблюдается особый интерес и к газовому сектору (в основном сжиженному природному газу). Shell уже стала крупнейшим в мире трейдером СПГ, к ней подбирается по объемам и Total.

Понятно, что природный газ рассматривается этими участниками рынка как "переходное" топливо на долгом пути к низкоуглеродной энергетике. Впрочем, у Total уже 50% газа в структуре энергоресурсов, помимо этого, компания агрессивно инвестирует и скупает СПГ-проекты по всему миру. И, конечно, зеленая энергетика интересует компании во всех вариантах, необязательно только как "ветер" и "солнце". К примеру, на днях та же Total объявила планах создания СП с Peugeot по производству аккумуляторов для автомобилей, инвестиции составят более пяти миллиардов долларов. Однако, даже несмотря на амбициозную программу перехода, у Total, одной из самых активных в сфере новой энергетики нефтегазовых компаний, к 2040 году зеленая энергетика, по планам, даст только 15-20% выручки.

Эксперт: геополитика никуда не уходила от нефтяных цен >>

Наконец, зададим главный вопрос: а какие инвестиции выгоднее? Традиционно считается, что инвестиции в нефтяную отрасль очень прибыльны, что заставляет компании оставаться в этом секторе. Но правильней было бы сказать, что высокая норма доходности отражает возможные риски. Поэтому принимаются инвестрешения с высокой (двузначной) нормой доходности при цене нефти, скажем, в 60 долларов. Это страховка от падения цен: даже если котировки умеренно снизятся, то компании останутся в прибыли, лишь уменьшится доходность вложений.

Но так как цены в среднем (в том числе благодаря соглашениям ОПЕК+) находятся на высоком уровне, нефтяной сектор позволяет генерировать хорошую прибыль, которая в том числе идет на инвестиции в новую энергетику. Напротив: инвестиции в ВИЭ часто оказываются низкоприбыльными, потому что они рассматриваются как низкорисковые — в том смысле, что в перспективе отрасль будет только развиваться и минимизируется риск обесценения активов в случае снижения спроса.

Но будущее неизвестно. Консенсусом является мнение, что еще от пяти (наиболее пессимистичный прогноз) до 20 лет (наиболее оптимистичный) спрос на нефть будет расти. Однако сама цена на нефть будет определяться балансом спроса и предложения, где остаются неопределенности: и спроса, и сланцевой добычи, и соглашения ОПЕК+. В какой точке окажется равновесие в среднесрочном интервале? А вдруг окажутся правы те, кто по-прежнему инвестирует именно в нефть?

Подытоживая. Во-первых, речь идет об очень медленном процессе, и даже активно инвестирующие в новую энергетику нефтяники готовы выделять на этот переход пока менее десяти процентов от общих капитальных затрат. А гипотетический одномоментный отказ от новых вложений в нефть приведет к мгновенному дефициту.

Альтернативы российской нефти для Беларуси в скором времени не будет >>

Во-вторых, разные компании совсем по-разному готовятся к закату нефтяного века. И здесь много факторов: и различное видение будущего у руководителей компании, и давление общественного мнения в разных странах, и, конечно, структура запасов.

Что все это означает для России? Наши нефтегазовые компании пока в минимальной степени вовлечены в инвестирование части доходов в новую энергетику или секторы за пределами энергетики (такой вариант также возможен), хотя небольшие движения в этих направлениях есть. Сохраняющийся уклон реинвестирования прибыли исключительно в нефтянку связан в нашей стране с относительно неплохой ресурсной базой и налоговой системой, которая постепенно подстраивается под растущую себестоимость добычи. Но и запасов приемлемой по себестоимости нефти у нас остается лет на двадцать.

При этом выводы для самого государства и компаний разные. С точки зрения государства и бюджета это означает, что за десять-пятнадцать лет (а лучше пораньше) мы должны успеть минимизировать зависимость от нефтяных доходов. У компаний же совсем другая задача: им нужно успеть диверсифицировать свой нефтяной бизнес в другие направления. В любом случае здесь совсем не нужно торопиться и принимать поспешные решения, но начинать эту дискуссию необходимо уже сейчас и в нашей стране.

По теме

Экономист: Азербайджан не сместит Россию с рынка нефти Беларуси
Высокая цена нефти – в прошлом: эксперт прокомментировал заявление главы BP
Президент Алиев: Азербайджан остается очень стабильным поставщиком нефти
Азербайджан сократил добычу нефти
Ильхам Шабан: только решение ОПЕК+ может поднять цену нефти
Теги:
Сланцевая нефть, Геополитика, Цены на нефть, нефть

Главные темы

Орбита Sputnik