11:37 17 Апреля 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0222
  • EUR2.0331
Россия
Получить короткую ссылку
150 0 0

Для Турции очень важно выйти в космос в гражданском понимании, ведь это необходимо для проведения исследовательских работ и создания новых космических миссий, указал эксперт.

В Турции рассматривается возможность трёхстороннего сотрудничества с Россией и Казахстаном на космодроме Байконур. Об этом сказал глава Национального Космического агентства Турции Сердар Хусейн Йыдырым в интервью Sputnik Turkish, комментируя перспективы развития турецкой космической программы, обнародованной 9 февраля президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, в рамках которой Турция планирует совершить высадку на Луну и отправить в космос турецкого астронавта. Также Йыдырым рассказал о планах сотрудничества с Россией в области космических исследований и переговорах с рядом стран по вопросу строительства космодрома.

- Одним из наиболее обсуждаемых пунктов Национальной космической программы, представленной президентом Эрдоганом 9 февраля, стал вопрос отправки в космос турецкого астронавта. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой инициативе.

- В качестве даты реализации первого этапа нашей Национальной космической программы указывается 2023 год. Этот вопрос начал обсуждаться во время визита президента Эрдогана в Россию. Глава Федерального космического агентства России (Роскосмос) Дмитрий Рогозин тогда вынес его на повестку встречи, и наш президент отреагировал на это положительно.

Если говорить о полёте на международную космическую станцию (МКС), то на сегодняшний день это могут осуществить лишь Россия и США. Ранее запуски осуществлялись только российскими ракетами "Союз". Мы, со своей стороны, продолжаем переговоры с представителями этих двух стран, в ближайшее время будет принято решение о том, с какой из сторон сотрудничать по этому вопросу. Главным критерием выбора служит то, какая страна будет максимально полно отвечать условиям, соответствующим интересам нашей страны. Какого-то приоритета или ранее достигнутых договоренностей у нас нет. Но для нас имеет значение следование намеченному плану. Здесь важно придерживаться даты - 2023 год, мы продолжаем работать в этом направлении.

- Как Вы оцениваете высказывания главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина относительно возможности подготовки турецких космонавтов в Российском космическом центре и отправки их на МКС?

- Мы ведем переговоры, но у нас с г-ном Рогозиным пока не было возможности встретиться лично – в наши планы вмешалась пандемия. Между тем, наши уполномоченные подразделения ведут переговоры с соответствующими отделами Роскосмоса и другими заинтересованными структурами в России. Совсем недавно состоялась очередная встреча. В этом отношении проблем не возникает, переговоры продолжаются.

- Космическое агентство Турции ведет активное международное взаимодействие в области исследования космоса. Не могли бы Вы поделиться деталями достигнутых на сегодняшний день договоренностей?

- В этом отношении мы можем разделить страны на две группы. В первую группу входят страны-передовики в сфере космических исследований. Я называю их странами первой лиги. Сюда входят США, Россия, Китай, Япония, страны ЕС и Индия. Мы установили отношения со всеми этими странами. Здесь мы исходим, в первую очередь, из того, как будет выстраиваться дальнейшее сотрудничество, и как мы можем извлечь выгоду из реализации собственной программы. Кроме того, мы работаем над тем, по каким вопросам может быть продолжено сотрудничество при условии передачи технологий. В этом плане мы ведём переговоры со всеми перечисленными мною странами.

Также есть страны, в частности, Турция, которые стремятся догнать передовиков, разрабатывая свою амбициозную и перспективную космическую программу. С ними мы так же обсуждаем вопросы сотрудничества. Например, мы подписали с Казахстаном двухстороннее соглашение о сотрудничестве.

На прошлой неделе я побывал в Азербайджане, где состоялись очень плодотворные встречи. Имеется подписанное ранее соглашение с Венгрией. Скоро состоится наш визит в Пакистан. Так что в этом отношении мы идём по пути выстраивания сотрудничества со многими странами. После обнародования нашей Национальной космической программы интерес со стороны иностранных государств значительно возрос. Могу сказать, что в настоящее время количество стран, с которыми мы поддерживаем контакты по вопросу сотрудничества, приближается к 30.

- С какими странами Ваше Агентство планирует проводить встречи и развивать сотрудничество в ближайшее время?

- Мы проводим встречи в онлайн-формате или ведем переписку со многими странами. Из-за пандемии у нас не получилось встретиться лично с представителями России, Китая и Японии. В настоящее время мы также работаем над соглашением с Японией. Повторюсь, что из-за пандемии ряд личных встреч не состоялся, однако, надеюсь, что в скором времени ситуация нормализуется, и мы активно продолжим нашу работу.

- В декабре прошлого года Вы сообщили о том, что Россия представила проект соглашения о сотрудничестве с Турцией в области исследования космоса. На каком этапе находится данный проект в настоящее время?

- Проект, направленный нам российской стороной, весьма обширен. Соответственно, мы работаем над ним совместно с рядом наших институтов, поскольку он затрагивает вопросы, интересующие многие наши организации. Данный процесс продолжается, нам нужно ещё некоторое время. Мы обсуждаем этот вопрос с российской стороной. Полагаю, что в течение нескольких месяцев мы сможем завершить подготовительную работу и уже перейти к этапу подписания соглашения.

- Президент Эрдоган призвал найти турецкий аналог для иностранных терминов, таких как "космонавт" и "астронавт". Как Вы оцениваете данную инициативу, и какие предложения уже были высказаны?

- К настоящему моменту поступили тысячи предложений. По этому поводу мы даже провели встречу с председателем Турецкого лингвистического общества. Дело в том, что это деликатный вопрос, ввести новое слово в язык нелегко. Мы можем высказать то или иное пожелание, но главное – чтобы его поддержала и приняла общественность. Нет никакой пользы от неиспользуемого в обиходе слова. Поэтому необходимо подобрать правильный вариант, который понравится гражданам и по звучанию, и по смыслу. Честно говоря, пока что лично мне не приглянулся ни один вариант. Но, думаю, что он обязательно появится.

Это не должно быть имя собственное. Например, были предложены такие варианты, как Али Кушчу, Фатих, Альпарслан. Они не годятся, ведь слово "космонавт" или "астронавт" - это существительное, термин, который используется во многих странах для обозначения людей, отправляющихся в космос. Следовательно, это не должно быть имя собственное. Я также не считаю уместным использовать в нем слово "турок", потому что мы будем применять его и в отношении космонавтов, которых будут отправлять в космос другие страны, например Америка, Россия. Но есть некоторые идеи, которые хорошо подходят и по смыслу, и по звучанию.

- А какой вариант предложили бы лично Вы?

- Мне понравилось слово, которое издавна использовалось в Средней Азии – Fezagir (от араб. feza – космос – прим.). Это немного устаревшее слово, поэтому я не уверен, насколько оно подходит с ассоциативной точки зрения.

- Недавно появилась информация о планах Турции по строительству космодрома в Сомали. Кроме того, обсуждаются возможности сотрудничества с космодромом Байконур в Казахстане и другие альтернативные варианты. Как Вы можете прокомментировать эту информацию?

- Космодром Байконур в Казахстане открыт для взаимодействия и является весьма подходящей площадкой для сотрудничества. Здесь можно рассмотреть возможность трёхстороннего сотрудничества Казахстана, Турции и России, поскольку речь идет о масштабных площадях на территории Байконура, которые в настоящее время не используются. Использование этой площадки может стать возможным после осуществления ряда инвестиций и модернизации. Это вопрос стоит на повестке обсуждения.

Как известно, расположение космодрома в регионе, близком к экватору, выгодно с точки зрения коммерческой конкуренции. С учетом этого, хочу подчеркнуть, что у нас нет каких-либо договоренностей с Сомали по этому вопросу. Информация о соглашении с Сомали по строительству космодрома не соответствует действительности. Сомали – хорошая альтернатива, но не единственная. Здесь много альтернативных вариантов. В этом поясе, выше и ниже экватора, располагается множество стран. В настоящее время мы продолжаем переговоры по космодрому с рядом стран.

- Как Вы оцениваете предложение главы Роскосмоса Рогозина о разработке совместного турецко-российско-казахского космического проекта на космодроме Байконур?

- В этом вопросе Россия обладает современными технологиями, которые привлекают наше внимание. Проект соглашения, над которым мы работаем, включает в себя такого рода вопросы. Таким образом, когда данное соглашение будет подготовлено и подписано, в этом направлении будет достигнут прогресс. Мы ведём эту работу в таком формате, чтобы не нарушить существующий баланс сил в мире. Космическое агентство Турции занимается гражданскими исследованиями, у нас нет военных проектов. Но главное для нас – технологии.

Одни и те же технологии могут применяться как в гражданских, так и в военных целях. Очевидно, что это весьма чувствительные вопросы, и мы относимся к этому с большим вниманием. Наша работа направлена на "мирное использование космического пространства", как говорится в документе ООН. Турция в целом, и наше Агентство в частности, - против вооружения космоса. Этим подходом мы руководствуемся, проводя свои исследования. Конечно, мы понимаем, что возможности сотрудничества с Россией очень широки, но я полагаю, что методы и шаги, которые будут предприняты, окончательно определятся после завершения работы над проектом соглашения и его подписания.

- Представители Роскосмоса также выразили готовность оказать помощь в вопросе передачи технологий и производстве ракетных двигателей в том случае, если Турция захочет производить собственные ракеты. Как Вы можете прокомментировать это предложение?

- Безусловно, мы испытываем потребность в ракетных технологиях. Над этим вопросом в настоящее время работают три наших института. Roketsan и TÜBİTAK SAGE больше ориентированы на работу в военной сфере, а DeltaV развивает гражданские исследования. Разработанный DeltaV гибридный ракетный двигатель – это двигатель, который мы планируем установить на наш аппарат с миссией на Луну. Это двигатель, сконструированный и полностью производимый в Турции.

Также нам необходимо поработать над видами и габаритами ракет, работающих на жидком и твёрдом топливе. Мы это понимаем. Как я уже сказал, военных целей у нас нет, но для нас очень важно выйти в космос в гражданском понимании, ведь это необходимо для проведения исследовательских работ и создания новых космических миссий. В этом контексте я уверен, что мы сможем сотрудничать с Россией.

Теги:
Роскосмос, космос, Россия, Турция

Главные темы

Орбита Sputnik