20:20 26 Февраля 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0229
  • EUR2.0661
ЗДОРОВЬЕ
Получить короткую ссылку
143310

Ведущий научный сотрудник Национального медицинского исследовательского центра травматологии и ортопедии проведет в Азербайджане серию бесплатных операций и обследует пострадавших участников Карабахской войны с травмами конечностей.

Зарина Оруджалиева, Sputnik Азербайджан

Российский специалист вызвался бесплатно лечить участников второй Карабахской войны в Азербайджане. Начиная с 23 февраля, ведущий научный сотрудник российского Национального медицинского исследовательского центра травматологии и ортопедии имени Приорова, профессор Акшин Багиров планирует на протяжении двух недель совершенно безвозмездно обследовать и оперировать травмированных военнослужащих. В своем интервью Sputnik Азербайджан врач рассказал как решился отложить свои дела в России и в ноябре 2020 года поехал помогать раненным на войне.

© Sputnik / Камилла Алиева / Ибрагим Гашимов

- Расскажите, пожалуйста, о своей гуманитарной миссии.

- Началась война. Я сам по специальности травматолог. Занимаюсь гнойной травматологией и решил, что со своей стороны должен участвовать в медицинской помощи. Осенью я приехал в Азербайджан. Я сел в машину и поехал прямиком в Физули. Начал делать операции, в том числе показательные. Я хотел не только оперировать, но и продемонстрировать, каким образом лучше всего это можно сделать.

Естественно, у многих в мирное время не было опыта. Многие врачи занимались детской ортопедией или обычными травмами. А эти (военные - ред.) повреждения имеют свою специфику, свои особенности подхода. Немного поработав на месте, я решил, что там уже есть ребята и, наверное, мне лучше поехать в Агджабеди.

Я понял, что действительно все, что я делал, было необходимо. В Агджабеди на тот момент было всего два детских ортопеда. Я начал оперировать. В первый день мы вошли в операционную в одиннадцать часов дня и вышли только в одиннадцать вечера. Двенадцать часов оперировали раненых, составляли списки. И на следующий день тоже самое. Это было 8-9 ноября, накануне того, как остановились венные действия. Получается, я как бы успел принять участие и получил от этого моральное удовлетворение.

Замгенпрокурора просит смягчить наказание участнику Карабахской войны>>

Я взял телефонные номера всех больных, которых прооперировал. Потом поехал в Евлах, в Гянджу. Прооперировал еще нескольких человек. Сейчас я их всех контролирую. Некоторые находятся дома, некоторые продолжают лечение.

- Зачем нужна была вторая акция?

Наступил период, когда у пострадавших начали возникать первичные осложнения от тех травм, которые они получили в период войны. То есть на первом этапе им произвели манипуляции, хирургические операции с обработкой и установкой на аппараты с фиксациями. Сейчас у них начались неприятные процессы. Так сказать, отломы, дефекты костей, остеомиелиты, гнойно-воспалительные процессы, омертвение тканей. Это все требует сейчас, именно сейчас, экстренной медицинской помощи.

Если мы сейчас окажем эту помощь, то сможем направить пациентов на восстановление, полное восстановление трудоспособности. А если мы сейчас этого не сделаем, они станут инвалидами. И поэтому мы приедем, посмотрим всех больных. Патологии у них разные. Некоторые после моего лечения попали в разные больницы и, конечно, там им оказали определенную помощь. Работали неплохо, довели до определенного уровня и потом выписали домой. Порой не совсем адекватным образом, потому как одного моего пациента отправили домой с костью, торчащей из раны, в то время как его нужно было оперировать, резецировать, восстановить. Заниматься восстановительной хирургией.

То есть этот этап первичной помощи остался позади. Сейчас начинается реконструктивно-восстановительный этап лечения. Некоторые боятся идти к врачам. Дома поспокойней, а на самом деле утекает золотое время. То же самое относится к повреждениям бедра, когда пациенты находятся в аппаратах. Они лежат, реабилитация не происходит, начинается развиваться контрактура коленных суставов.

- Как долго длится реабилитация?

- В нашем случае реабилитация проходит месяцами. Это целый процесс. Иногда упускается нужный момент, потому, что какая дома может быть реабилитация? Похвально, что сейчас некоторые раненые находятся в реабилитационных центрах в поселках Бузовны, Мярдакян. В мою акцию войдут также выездные осмотры пострадавших в реабилитационных центрах, чтобы не беспокоить их лишний раз.

- А сколько раненых вы прооперировали?

- Я прооперировал 20 человек. Больше всего в госпитале в Агджабеди. Там 12 человек прооперировал 14 раз. И самое интересное, в последний день другие врачи начали оперировать так же, как и я. Когда больной пришел ко мне в Баку, осмотрев рану, я подумал, что операцию проделал я. Он сказал :"Нет это сделали после вас".

- Значит, вы поспособствовали обмену опытом с коллегами?

- Да-да. Но вернусь к этому еще.

Я бы хотел сказать, что я участвовал еще в первой Карабахской войне. В 1993 году после завершения докторантуры в Москве, тогда я приехал в Баку работать в Институте травматологии. Я знал, что еду помогать раненым, а аппаратов у меня не было. Вместе со знакомыми мы нашли здесь людей, которые на свои средства заказали аппараты Илизарова. Я привез аппараты и мы начали работать. Тогда был повсеместный дефицит. Сейчас же скажу, что снабжение врачей было вообще идеальным. Во-первых, оснащенность всех клиник и в Физули, и в Агджабеди была полной. Имелись аппараты компьютерной томографии, рентгеновское оборудование, различные аппараты Илизарова разных российских производителей.

- Вы говорили, у нас ощущалась нехватка кадров в области военнойтравматологии.

- А никак иначе не могло бы и быть. В травматологии тоже есть различные разделы. Существует отделение, которые занимается гнойной травматологией. Таких отделений мало во всем мире. Если у людей открытые переломы, травмы, они могут инфицироваться, воспаляться. Даже при закрытых переломах, когда делают операции, устанавливаются металлические конструкции. Порой там тоже могут быть нагноения. Мы их удаляем. Вопрос стоит о восстановлении опороспособности конечностей и ликвидации гнойного процесса. То есть задач возникает много. Пускай раненые не теряют времени. Где бы они ни не находились, у кого бы ни лечились, приходят на консультацию.

- При необходимости вы будете оперировать?

- Да, естественно. Я буду лечить так, как нужно будет при том или ином этапе. Мне кажется, что 90% ребят, которые находятся на аппаратах, нуждаются в каких-то манипуляциях. Может быть, не полных операциях, но каких-то коррекциях. Если у кости есть дефицит ткани, то как она срастется?..

- В течение войны мы видели, что очень много раненых потеряли ноги. Можно ли было их спасти от ампутации конечностей?

- Это такой вопрос, на который я никак не могу ответить, потому как меня не было при всех операциях. Во всяком случае, я сохранил ноги при двух серьезных травмах. Ноги практически болтались. Вследствие осколочного ранения не было почти трети мягких тканей всей голени. Я сохранил конечности у раненых во время работы в Агджабеди и до сих пор доволен этим.

- Как долго вы пробудете в Азербайджане на этот раз?

- Сперва я хотел остаться неделю, но решил задержаться дольше - мне кажется, работы будет много. Улечу обратно 5 марта. На 25 февраля пятеро-шестеро человек уже записались ко мне на операцию. По текущем вопросам у меня запланирована поездка в Мярдакян, Бузовна, хочу отправиться в Центральный военный госпиталь, Институт травматологии и Учебно-хирургическую клинику Азербайджанского медицинского университета. Я от всей души хочу посмотреть больных, помочь им, взглянуть на их снимки, посидеть, подумать, посоветовать, быть полезным.

- Думаю, что это будет ваша не последняя поездка в Азербайджан с гуманитарной целью?

- Вообще я всегда раз в месяц приезжал в Азербайджан. Мне показывали больных - легких, сложных. Это моя родина, здесь мой дом. А в этот раз тем более несу ответственность. Я, естественно, буду приезжать. Другое дело, что в Азербайджане есть мои помощники. Есть мой ученик, который защищал кандидатскую, поддерживаю связь, это не проблема. Недавно делали операцию посредством телемедицины под моим руководством.

По теме

Троих тяжелораненых ветеранов карабахской войны отправили в Турцию на лечение
В Фонде YAŞAT рассказали, кого поддержат на первом этапе
Соцслужбы отправились по адресам участников Отечественной войны
Ветеранам войны выдадут высокотехнологичные протезы
Теги:
операции, Россия, карабахская война, врач

Главные темы

Орбита Sputnik