16:21 03 Августа 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
150521

Востоковед Игорь Панкратенко выразил свое отношение к происходящему сегодня в Иране и объяснил, почему у Тегерана не складываются отношения с Пекином.

Игорь Панкратенко, востоковед

В последнее время в Иране неспокойно. Пожары, взрывы, технологические аварии, причем некоторые вполне можно назвать катастрофами, происходят на различных, в том числе стратегических объектах. Совершенно очевидно, что часть произошедших событий, особенно те, что связаны с объектами в Натанзе и Фардо, являются рукотворными - то есть, результатом кибератак.

Удастся ли спасти ядерную сделку с Ираном – мнение политолога >>

В цепи технологических катастроф присутствует иностранный след

Но чтобы совершить кибератаку, на эти объекты нужно было протоптать агентурную дорожку. Разговоры о том, что хакеры могут управлять такими вещами на расстоянии, слишком большое преувеличение. Все значительно проще. Приходит сотрудник, втыкает в нужное место флешку, а дальше уже работают хакеры. И начинается свистопляска.

Также очевидно, что в этой цепи технологических катастроф определенно присутствует иностранный след. Но сложно сказать, чей. Так как даже сами иранские власти очень сильно теряются в его идентификации. Первая версия, конечно, у них была - Израиль. Когда проверили, оказалось, что это не так. Поэтому они сейчас сами в растерянности. То есть, иранцы понимают, что кто-то был, но кто конкретно - остается под вопросом.

Если говорить о цели, которую преследуют "вредители", то она одна. Цепь технологических катастроф - важное звено психологической войны против населения. Нагнетается состояние общей паники. То, с чем сейчас столкнулся Иран, опасно в первую очередь созданием всеобщего психоза.

Проект e-TIR ускорит грузоперевозки по транспортным коридорам - ГТК Азербайджана >>

Плюс к этому, происходящее - яркая демонстрация того, что иранские власти не в состоянии обеспечить безопасность ключевых инфраструктурных объектов. Когда на крупном НПЗ, где производится четверть иранского бензина, что-то ломается и сбивается какой-то технологический процесс, то как себя должен чувствовать рядовой обыватель? Таким образом, к санкционному давлению на Иран добавилось еще и массовое беспокойство.

Ирану надо готовиться к серьезным временам

В свое время президент Ирана Хасан Роухани убеждал всех, что санкции Запада не так страшны, как кажется. И вдруг выясняется, что именно санкции образовали серьезную брешь в технологической безопасности. Ему в парламенте задают вопрос, какие меры принимаются, чтобы эту брешь закрыть, а он даже не знает, что на это ответить.

Еще несколько лет назад поднимался вопрос, что Ирану надо готовиться к сложным временам. И вот, когда эти времена настали, выяснилось, что ничего не готово.

В то же время, я не сомневаюсь, что запас устойчивости у иранской системы очень велик. Да, будет неприятно, будут большие финансовые убытки и потери в производстве. Но тем не менее, Иран это сможет пережить.

Проблема заключается несколько в другом. Цель таких мелких событий рано или поздно приведет к краху иранской экономики. Именно в этом заключается цель точечной войны, которую ведет президент США Дональд Трамп. Многие над ним смеются. А ведь в конце накапливается такая критическая масса, что становится понятно: спасаться больше нечем.

Политолог: судьба ядерной программы Ирана под большим вопросом >>

Понятно, что и в таких условиях Иран тоже выстоит. Но вопрос в другом - а сколько лет он продержится еще?

Заинтересовать китайцев иранцам нечем

Иран сейчас возлагает большие надежды на соглашение с Китаем. Пока стороны ни о чем не договорились, но, как и всегда, обсуждения вокруг возможного соглашения уже сопровождаются массой фейков, причем внутри самого Ирана.

Там уже договорились до того, что могут создать китайские военные базы на территории Ирана. Хотя конституцией ИРИ допуск иностранных баз категорически запрещен. А еще ходят разговоры, что Киш (небольшой остров в Персидском заливе, на юге Ирана – ред.) сдадут в аренду.

Но суть заключается в том, что этот комплексный план ирано-китайского сотрудничества, которое рассчитано на 25 лет, обсуждают уже три года. И кое-какие его подробности за это время стали известны. Причем они крайне удручают, поскольку свидетельствуют, что абсолютно никакой конкретики и прорывов в ирано-китайских отношениях в ближайшее время ждать не придется. Лишь пустота и декларация о намерениях.

А возникла такая ситуация от того, что выяснилась одна пренеприятная для Тегерана вещь: иранцам нечем заинтересовать китайцев. А ведь Китай оставался последним шансом Ирана хоть как-то выкарабкаться.

Когда умные люди советовали Роухани принять предложение Китая по порту Чабахар, потому что были шансы, что он может стать жемчужиной инициативы "Один пояс – один путь", иранский президент гордо отказался и отправился в сторону Дели. Иранцы стали вести дела с индусами, а доступ китайцев к порту фактически саботировали. Пекин сказал "да не очень-то и хотелось", после чего стал развивать пакистанский Гвадар и сделал из него конфетку. И Чабахар им теперь хоть и нужен, но уже совсем не настолько.

США усиливают давление на Иран, не считаясь с пандемией >>

Иранская нефть, даже по той цене, что Тегеран сейчас предлагает, Китаю тоже уже не нужна. Они берут ее у саудитов.

Таким образом, Тегеран оказался в очень сложной ситуации. Единственное светлое пятно - китайцам еще интересен иранский рынок оружия, и они готовы сотрудничать в этом направлении. И поэтому сейчас в ООН Пекин ратует за то, чтобы с Ирана сняли эмбарго на продажу оружия.

Других хороших новостей для Тегерана из Пекина нет.

По теме

В тегеранской клинике произошел мощный взрыв, много погибших - видео
В Иране впервые за 12 лет сменился глава парламента
Тегеран поблагодарил Баку за помощь в борьбе с COVID-19
России, Ирану и Азербайджану есть о чем задуматься
Теги:
Пожары, Взрывы, Иран, Игорь Панкратенко

Главные темы

Орбита Sputnik