18:38 27 Мая 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
287460

Москва сейчас занята своими делами, и постсоветским странам следует самим демонстрировать активность в вопросе интеграции и выйти со своими предложениями, считает эксперт Александр Ведруссов.

Мир после 2020 года прежним уже не будет. В этом мнении сходятся многие. А вот в том, каким он будет и в какую сторону изменится, имеются серьезные разночтения.

Ближайшие перспективы довольно мрачны. Международный валютный фонд уже говорит о том, что падение мировой экономики составит приблизительно три процента. Соответственно, при оптимистичном сценарии, она будет восстанавливаться только в третьем квартале 2021 года.

В целом на коронакризисе мировая экономика потеряет около девяти триллионов долларов. Да и падение ее будет еще более ощутимым, чем то, что было после финансового кризиса 2008 года. То есть, до "великой депрессии" мы пока еще не дотягиваем, но 2008 год точно переплюнем.

Отдельно надо смотреть, какие перспективы у нефтедобывающих стран. Здесь друг на друга накладываются как последствия пандемии и переизбыток нефтяного экспорта в мире, так и падение цен, которое будет, видимо, долгосрочным. В частности, России в течение года грозит потеря 5,5% ВВП. Это потери, которые будут превышать общемировой показатель.

Также важно понимать, что будут сильно разорваны торгово-производственные цепочки, которые складывались в мире последние десятилетия.

Мы привыкли, что мир в целом находится на достаточно высоком уровне глобального разделения труда, что есть соответствующая отраслевая специализация по странам, что одна страна вовсе не обязательно производит всю линейку важной продукции - высокие технологии и базовые товары. И эту страницу мы, пожалуй, перелистнули.

Если у власти останется Трамп: взгляд экспертов на ситуацию вокруг Ирана >>

Мы дошли до пика глобализации и теперь она будет повернута вспять: процесс деглобализации запущен и, скорее всего, необратим.

На странах этот процесс отразится по-разному. Российская экономика, с одной стороны, имеет уязвимость из-за чрезмерной зависимости от глобального рынка углеводородов, нестабильных цен и спроса. С другой – она могла бы пойти по пути китайской, которая уже много лет массированно занимается переориентированием на внутренний спрос за счет повышения жизненного уровня десятков миллионов граждан.

В целом, нас ждет разделение мира на финансово-производственные зоны. Соответственно, евразийская экономическая зона получает дополнительные перспективы.

В данной ситуации нам необходим рынок примерно из 300 миллионов человек, чтобы было выгодно производить продукцию, ориентированную на этот рынок, и максимальная кооперация между странами.

Думать о том, что с нашего евразийского рынка кто-то будет ждать продукцию в Европе, Штатах или где-то в Азии – крайне наивно. Надо исходить из того, что основным потребителем этой продукции должны быть страны расширенной евразийской зоны. И если не думать об этом сейчас, то потом возможности будут упущены.

Кроме этого, совершенно очевидно, что либеральные демократии в кризисных условиях проявляют себя плохо. Они недостаточно организованы, недостаточно реагируют на вызовы и угрозы. При этом, условные режимы просвещенного авторитаризма – Китай, Южная Корея, Япония, да и в целом многие азиатские страны – оказались к этому кризису более готовыми за счет своей ментальности.

Евразийское пространство – это тоже не чистая Европа. И те элементы, что позволили лучше справиться с коронакризисом в Азии, они же присутствуют и здесь. И их надо максимально использовать.

Важность России для Китая многократно возрастет – китаевед >>

Да и в целом постсоветским странам стоит брать курс на Азию, брать с нее пример. Потому что модель либеральной демократии, существующая на Западе, провалилась.

Россия осудила решение Запада заблокировать в ООН резолюцию по борьбе с COVID-19
Ruptly / russiaun.ru / facebook / Міністерство закордонних справ України / ria.ru

При этом я не утверждаю, что все западные демократические институты себя полностью дискредитировали и должны сворачиваться. Нет. Но должна быть сменяемость власти, должны быть конкурентные выборы, должны присутствовать элементы влияния населения на власть.

Если говорить про постсоветское пространство – все страны индивидуальны. И им в социально-экономическом плане необходимо делать ставку на более существенные элементы плановой экономики и на элементы стратегического планирования, без которого просто никак.

У стран должны быть товарные и инфраструктурные запасы на период кризиса. Никаких больше оптимизаций здравоохранения. Пусть лучше все это большую часть времени простоит без дела, но когда наступит кризис, оно все будет готово и с профицитом.

К тому же сейчас высок риск того, что США начнут максимально продвигать свой ресурс, выбивая тем самым с рынка энергоносителей глобальных игроков, способных составить конкуренцию. И пощады уже никому не будет: пострадают даже стратегические союзники.

Тут возникает большой вопрос по Ирану. Я полагаю, что для повышения цен на нефть американцы могут пойти на обострение ситуации вокруг ИРИ. А это, в свою очередь, на спекулятивных нефтяных рынках сыграет на повышение.

Китай или ВОЗ: в США ищут источник возникновения пандемии - видео >>

В целом же нефтедобывающим странам стоит готовиться к тому, что нефть и газ могут быть на грани рентабельности в течение многих лет. То есть, цены на них могут начать расти уже после того, как мировая экономика восстановится.

Будущее сейчас видится за торгово-экономическими зонами. В этих зонах нет закрепленных за кем-то раз и навсегда квот, вакансий и позиций. Кто-то может закрепиться в этих зонах, а кто-то – наоборот, выпадать, потому что по тем или иным факторам не проявили достаточную политическую волю, вовремя не сориентировались и так далее.

В этой ситуации нам всем нужно думать нестандартно и исходить из того, что то, что мы видим сегодня, это один расклад. Другой же заключается в том, что, возможно, через время нам уже придется ориентироваться на вновь создаваемый рынок. И тут нам необходимо просчитать, какие там будут страны, какие будут экспортные, импортные, миграционные потоки и прочее.

Кстати, я считаю, что миграционные ресурсы со временем будут иссякать. Такой миграции, как прежде, не будет из-за того, что местное население уже сейчас лишается работы и в будущем мигранты будут уже не так нужны.

Одним словом, начиная от углеводородных компонентов, миграционных потоков, торгово-экономических зон и заканчивая производственными цепочками в мире, - практически по всем важным параметрам происходит коренная конфигурация и необратимая деглобализация. И сегодня необходимо обсуждать, как действовать в этих новых условиях.

Это начало редкого кризиса – экономист о ситуации на мировых биржах >>

Москва сейчас занята своими делами, и не готова будет проявлять достаточную инициативу в плане интеграционных проектов. И в этом плане страны постсоветского пространства должны задуматься о том, чтобы самим проявить инициативу в этом вопросе и выйти со своими предложениями, которые могут закрепить их конкурентные преимущества на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Если сейчас об этом не подумать, то потом возможности могут быть упущены.

По теме

Постсоветское Содружество-2020: новый старт или режим дожития
Многомиллионный ущерб: что происходит с экономикой стран постсоветского пространства?
Несколько слов о возрождении Союза - эксперты о будущем постсоветских стран
Россия - драйвер взаимодействия Китая с постсоветскими странами
Теги:
Коронавирус, кризис, постсоветские страны

Главные темы

Орбита Sputnik