03:33 25 Января 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
1280 0 0

У "Ормузской инициативы" Ирана есть и не вполне очевидное геоэкономическое содержание – национализация странами региона "ренты безопасности". Увязку этой "инициативы" и коридора "Север-Юг" эксперт считает очевидной.

Александра Зуева, Sputnik Азербайджан

Президенты России и Ирана Владимир Путин и Хасан Роухани в ходе встречи, состоявшейся накануне на полях саммита ЕАЭС, обсудили план по безопасности в районе Ормузского пролива, известный как "Ормузская мирная инициатива". О будущем этой инициативы и роли этих стран на Ближнем Востоке Sputnik Азербайджан побеседовал с российским политологом, профессором Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" Дмитрием Евстафьевым.

- Имеет ли "Ормузская инициатива" право на существование? И что она принесет региону?

- Особенность "Ормузской инициативы", выдвинутой Ираном, в действительности в том, что это очень флюидная концепция, в которой есть главное ядро - обеспечение свободы судоходства в Ормузском проливе, вокруг чего могут надстраиваться другие элементы.

Более того, "Инициатива" озвучивается Тегераном "по частям"; иранцы проверяют реакцию и тех, кому она адресована непосредственно, и тех, кто мог бы политически к ней присоединиться. Последние – Россия, Китай, Индия, возможно, страны Евросоюза - не менее важны, нежели страны региона. Согласившись с главной задачей, в дальнейшем государства региона могут действовать, исходя из принципа "меню".

Это очень важно: Иран четко продемонстрировал, что готов к очень гибким отношениям с другими странами и не собирается требовать от них невозможного в политическом плане.

Россия - драйвер взаимодействия Китая с постсоветскими странами >>

Тегеран явно учел предыдущие ошибки своей политики, когда "планка" политических условий для партнерства была чрезмерно завышена. С этой точки зрения "Ормузская инициатива", подчеркну, изложенная президентом Роухани в довольно расплывчатом формате, может быть востребована. Так что главное, что может принести "Ормузская инициатива" региону, это шанс на диалог "с чистого листа".

Другое дело, что в перспективе эта инициатива имеет целью создание в регионе Персидского залива (во всяком случае, в его "морской" части) системы коллективной безопасности. Пока это выглядит несколько утопично с учетом происходящих событий. Да и внешние игроки вряд ли будут в восторге от такого поворота событий.

- Почему?

- Потому что внешние игроки - США, Франция, Великобритания, а в перспективе и Китай сейчас имеют полную свободу действий и одновременно возможности регулировать хозяйственную деятельность, как минимум, в Ормузском проливе, иногда не учитывая интересы стран региона. Если здесь сложится даже отдаленный прообраз системы коллективной безопасности, это будет означать, что для внерегиональных игроков возникает дилемма: либо принять эти "правила игры", согласившись с приоритетом региональных интересов, либо противопоставить им свои цели, подчеркнув колониальный характер политики.

В этом смысле иранцы нашли очень болезненную точку, чтобы на нее надавить: точку, где противоречия между нефтяными монархиями Залива и их внешними "патронами" наиболее очевидны, и будут обостряться и далее.

Цены на нефть могут взлететь до невиданных высот: наследный принц Саудовской Аравии >>

- Интересы Турции, Ирана и России в Сирии, да и в целом на Ближнем Востоке в значительной степени расходятся. Как быть с этим?

- У упомянутых стран, действительно, очень разные интересы. Более того, этот список можно дополнить всеми, подчеркиваю - всеми странами региона, не исключая даже тех, кто заявляет о состоянии стратегического партнерства, как, например, некоторые нефтяные монархии Персидского залива.

Ближний и Средний Восток являются регионами, где никогда не было единого вектора интересов, но справедливо и то, что политическая мозаичность сейчас сильна, как никогда. Более того, можно не сомневаться, что подобная многовекторность продлится еще довольно долгое время, причем усилия многих внерегиональных сил - и не только США - направлены на то, чтобы эту многовекторность сохранить и по возможности усилить.

В последние год-полтора мы были свидетелями неоднократных попыток столкнуть и страны, и особенно лидеров стран региона, чтобы усугубить раскол, получивший новую глубину в связи с конфликтом в Сирии.

Но в этих условиях как раз принципиально важно пытаться находить некие сферы, где хотя бы часть государств региона имеет общие интересы по состоянию "на сейчас", вокруг которых можно было бы выстраивать некие общие цели "на завтра", а при удачном стечении обстоятельств - "на послезавтра", хотя это мне пока кажется совсем маловероятным. Но большинство стран региона заинтересовано в том, чтобы обстановка в Ормузском проливе была спокойная и предсказуемая.

Зариф объяснил, почему не состоялась встреча Роухани с Трампом >>

Единственная крупная страна, способная частично обойтись без этого пролива – Саудовская Аравия, но у нее на западном побережье тоже начались проблемы, да и движение танкеров в обход пролива существенно усложнит логистику и не снимет всех рисков. Поэтому вполне логично, чтобы страны региона попытались найти некий modus operandi (образ действия - лат.) в Ормузском проливе, причем для этого совершенно необязательно иранскую инициативу принимать. Достаточно просто начать ее обсуждать.

Ровно так же просто обсуждение российских идей по мирному урегулированию в северной части Сирии привело к возникновению российско-иранско-турецкого диалога по проблемам безопасности в регионе, а потом и более глубокого взаимопонимания по более широкому кругу политических и военно-политических вопросов.

Проблема и инициативы, и ситуации в Персидском заливе заключается в том, что страны региона не смогут ни договориться, ни даже организовать переговорный процесс без активного участия внешнего "брокера", как это принято называть. Ситуация в проливе уже в высокой степени интернационализирована и задача ее в том, чтобы упорядочить. Здесь претендентов на эту работу немного. По сути, выбор стоит между США и Россией.

Штаты явно заигрались в разного рода информационные и политические манипуляции, но одновременно не доказали свою дееспособность, как гарант стабильности в регионе. В конечном счете, США запустили маховик "арабской весны", добравшийся и до Саудовской Аравии (а она, судя по событиям в Джидде, как минимум подбирается к ней), но не смогли им ни управлять, ни, тем более, остановить. Да и чисто военная состоятельность США после титанической "борьбы с ИГ" (запрещенная радикальная террористическая группировка "Исламское государство") и "поддержки" Саудовской Аравии - под большим вопросом.

Месть за разрушенные планы США – политолог о новых санкциях против России >>

Россия, как минимум, доказала свою способность поддержать и спасти союзника, находящегося на грани политического и военного поражения. Более того, в отличие от периода "холодной войны", РФ продемонстрировала способность к политическому конструированию, доказательством чего стал "сирийский конституционный процесс". Россию к тому же уж точно никто в регионе не может упрекнуть в колониальном подходе к отношениям с партнерами.

- На этом фоне нельзя не поинтересоваться проектом "Север-Юг", вокруг которого ходит много разговоров, и который более чем интересен Азербайджану. Заработает ли он когда-либо в полную мощь, особенно если учесть проблему карабахского конфликта?

- Во-первых, коридор "Север-Юг" - это скорее процесс, нежели проект в классическом понимании этого термина. В отличие от "Великого шелкового пути", хотя и здесь Пекин существенно скорректировал свой подход, "Север-Юг" сулит отдачу для государств-участников уже по мере осуществления. Так как предполагает не только развитие инфраструктуры, но и индустриализацию, а в ряде случаев и реиндустриализацию того пространства, где он будет проходить.

Поэтому в тот момент, когда появляются отдельные "сегменты" коридора, пусть даже и не интегрированные в единую систему, это уже говорит об определенном экономическом эффекте. Хотя, конечно, на нынешнем этапе говорить о каком-то взрывном интересе к проекту нельзя.

Хотя надо сказать, что беспрецедентное сближение Ирана с ЕАЭС говорит о зрелом этапе процесса формирования торгово-экономической составляющей коридора, во всяком случае, его "северной" и "восточной" частей. Думаю, мы уже достаточно близки к формированию вокруг коридора и расчетно-инвестиционных механизмов, гарантирующих его от санкционного давления. Так что движение вперед есть, хотя оно, конечно, не столь быстро, как хотелось бы.

Давление США на Иран привело к эскалации в регионе - турецкий экперт >>

Во-вторых, при всех достоинствах, коридор "Север-Юг" на всем своем протяжении сильно зависит от военно-политической ситуации. Стабилизация ситуации в Ормузском проливе создает возможность для прокладки коридора по более короткому, но одновременно более комплексному сценарию, где будет задействован не только Иран, и не придется форсировать маршрут в обход пролива к южному побережью ИРИ, а можно будет использовать возможности порта Бендер-Аббас, что существенно облегчит проект технически и сделает более привлекательным инвестиционно.

Важно отметить и то обстоятельство, что у "Ормузской инициативы" есть и еще одно не вполне очевидное геоэкономическое содержание – национализация странами региона "ренты безопасности", "бонусов" за обеспечение беспрепятственной транспортировки углеводородов, пока почти полностью взимаемой странами Запада во главе с США. И здесь вполне очевидна увязка "Ормузской инициативы" и коридора "Север-Юг".

Что же касается отношений Баку и Еревана, то едва ли этот фактор будет значимым. Азербайджан, безусловно, является ключевым игроком в реализации проекта. От экономического и политического благополучия вашей страны зависит и морская, и сухопутная составляющие коридора, без Азербайджана невозможно реализовать энергетический его сегмент.

А Армения может принять участие в проекте и получить от него определенные бонусы, найдя компромисс с Баку, а может и не принимать участие, оставшись стоять в стороне. Проект будет в любом случае реализован, просто чуть технологически усложнен и в нем не будут принимать участие армянские бизнесмены из стран Среднего Востока, что, конечно, печально, но игнорируемо. Я, во всяком случае, пока какого-то особенного стремления к реальной, а не пропагандистской интеграции в проект у представителей Армении не видел.


Главные темы

Орбита Sputnik