23:22 28 Сентября 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
Колумнисты
Получить короткую ссылку
130620

Многоопытный политик Ангела Меркель прекрасно отдает себе отчет, что может сделать Эрдоган, если Германия примет сторону Греции, которая к тому же показала себя весьма норовистой и непослушной.

Вчера и сегодня в Берлине проходила неформальная встреча министров иностранных дел государств - членов Европейского союза. Можно было ожидать, что основным вопросом, который обсуждался на встрече, будет ситуация в Беларуси, но на повестке этого саммита был еще конфликт в Восточном Средиземноморье межу Кипром, Грецией и Турцией.

Казалось бы, две самых различные ситуации, однако некоторые участники встречи смогли их связать воедино.

Как известно, по инициативе стран Балтии и при поддержке Германии, в ЕС рассматривали вопрос широких санкций против действующих властей Беларуси за якобы проведенную с нарушениями президентскую кампанию и за насилие против участников протестного движения. Однако, Никосия обещала наложить вето на санкции против Беларуси.

Причиной такого шага является не любовь кипрских властей к Минску, а что-то более меркантильное. Греция и Кипр таким образом требуют у Евросоюза оказать действенное давление на Турцию, которая, по их мнению, ведет разведку газовых месторождений в исключительной экономической зоне Греции.

Становится понятно, что если Никосия и Афины, можно сказать, шантажируют ЕС наложением вето на санкции против Минска, требуя в ответ за их лояльность проявить твердость против Анкары, то среди государств-членов Евросоюза существуют разногласия.

Ким Чен Ын делится властью? >>

Примечательно, что вопрос санкций против Турции в целом не рассматривается, так как против этого выступала Германия, а она, как известно, является ведущим государством европейского альянса. Берлин не настроен рассматривать пристально ситуацию в Средиземноморье, но Греция и Кипр, используя заинтересованность Германии в санкциях против Беларуси, путем вето желают подвигнуть немецкого канцлера Ангелу Меркель вовлечься в этот конфликт на своей стороне.

Напомним, сначала предметом конфликта между сторонами стали запасы нефти и газа в спорных водах Восточного Средиземноморья, затем - сами спорные воды. Как известно, 6 августа Афины подписали соглашение с Каиром о демаркации морских границ и установлении исключительной зоны в Средиземном море. Анкара, как и ожидалось, этот документ не приняла.

Десятого августа турецкое судно Oruç Reis проложило кабели для проведения бурения около острова Кастелоризо, а эту территорию Греция считает своим континентальным шельфом. В связи с этим возникла ситуация, которая могла спровоцировать масштабный конфликт между сторонами.

Масла в огонь подлило заявление министра иностранных дел Греции Никоса Дендиса о расширении греческих территориальных вод к югу от острова Крит. Далее, премьер-министр Греции Кириакос выступил с сообщением, что Афины могут расширить свои воды и в других направлениях.

Польские города желают быть свободными от идеологии ЛГБТ-сообщества >>

Анкара, вполне естественно, жестко отреагировала на это, ибо не раз предупреждала противоположную сторону о тяжелых последствиях в случае такого рода действий. Турция ясно дала понять, что намерена защищать свои интересы и права, а не интересы членов ЕС.

Общеизвестно, что негласными лидерами Евросоюза, являются Франция и в особенности Германия. С Парижем у Греции и Кипра проблем не было. Французский лидер Эммануэль Макрон традиционно занимает антитурецкую позицию, и не раз выступал с выпадами против Анкары и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Правда, незамедлительно получал довольно болезненные ответы от турецкого лидера. Однако, позиция Парижа ясна - он на стороне Греции и Кипра за жесткие меры против Турции.

Но все же, главное в ЕС - это позиция Германии, а Берлин занял нейтральную позицию. В чем тут дело? Чем объяснить осторожность Германии?

Нельзя сказать, что Германия полностью держится в стороне от этого конфликта. Она предлагала Греции стать посредником в переговорах с Турцией, чем еще больше разочаровала Афины. Однако, в том, что Берлин занял такую позицию, Греция должна пенять на себя. В конце июля Ангела Меркель провела телефонные переговоры с премьером Греции и президентом Турции. После этого разговора Турция приостановила планы разведки у острова Кастелоризо и готова была на переговоры с Грецией. Однако Афины поспешили заключить соглашение с Египтом о демаркации морских границ, и, естественно, Анкара сразу же заявила об отмене переговоров с Афинами, намеченными на конец августа.

Вполне понятно, что Берлин был недоволен соглашением Греции с Египтом, которое, вероятно, не было с ним согласовано. Германия надеялась все же решить греческо-турецкие проблемы, но после такого шага Афин своей нейтральностью выражает недовольство Грецией.

Тем более что Германия весомо заинтересована в отношениях с Турцией. Не надо забывать и о том, что у этих стран сделка по вопросам беженцев. В 2016 году Турция заключила с Евросоюзом договор, согласно которому Анкара взяла на себя обязательство сдерживать миграцию нелегалов. Президент Турции Эрдоган сдержал данное слово и избавил европейские страны, а главным образом Германию от нескончаемого потока нелегалов. И заимел весомый рычаг воздействия на Берлин.

Евросоюз создает новую организацию для борьбы с нелегальной миграцией >>

Многоопытный политик Ангела Меркель прекрасно отдает себе отчет, что может сделать Эрдоган, если Германия примет сторону Греции, которая к тому же показала себя весьма норовистой и непослушной. Учитывая сказанное, очевидно, что Берлин не будет предпринимать антитурецких шагов и скорее всего продолжит демонстрировать свой нейтралитет.

Теги:
Турция, Греция, Германия

Главные темы

Орбита Sputnik