Азербайджан
Новости Азербайджана: экономика, политика, происшествия, культура и не только - читайте на Sputnik

Мерзавец Габиль, или Чеховский мотив на азербайджанский лад

© Photo : AzerbaijanfilmКадр из фильма "Гранатовый сад"
Кадр из фильма Гранатовый сад - Sputnik Азербайджан
Подписаться на
Чрезвычайно насыщенным получился 40-й Московский международный кинофестиваль. В рамках программы "Спектр" кинообщественности был представлен фильм, созданный азербайджанскими кинематографистами – драма "Гранатовый сад" режиссера Ильгара Наджафа.

Высокая планка

С первых же кадров мы оказываемся в цветущем раю: буйство природы, зелень цветущих деревьев, алые пятна гранатовых плодов. Да, конечно же, это – заявленный в названии гранатовый сад.

В Москве, в Центральном доме художника, открылся Международный художественный салон Снова вместе - Sputnik Азербайджан
Таир Салахов: я всегда помогаю Азербайджану

А вот и хозяин этого сада – суровый старик, который всю жизнь отдал культивированию этого чуда. Живет старик вместе с невесткой и внуком. Живут небогато – времена не те. Сейчас процветают совсем другие люди. Вот такие, например, как сосед – деревенский богач (и, предположительно, бандит). Тот скупил уже всю деревню. И как кость в горле у него – гранатовый сад. Богач хочет купить у старика землю и построить на ней завод. "Только через мой труп!" — заявляет старик. "Ну, ждать недолго" — флегматично отвечает сосед.

Скажите, пожалуйста, вам эта ситуация ничего не напоминает? Ну, конечно. Это же перефразированный конфликт из "Вишневого сада" великого Антона Чехова. Там, как мы помним, богач Лопахин тоже претендовал на уцелевший в наступлении новых времен островок красоты и старого быта. Аллюзия более чем очевидная. И если в игру включается сам Антон Павлович, то, получается, азербайджанские кинематографисты поставили перед собой высочайшую планку.

Соблазны и реальность

И вот – ночь. Грохочет гром. А в доме старика появляется неожиданный гость. Это – его блудный сын Габиль. Двенадцать лет назад он бросил жену с ребенком (да, это именно они живут у старика) и уехал на заработки в Россию. И вдруг приехал среди ночи. Но что его привело?

Сын рассказывает о своей жизни. Да, в первые годы в России ему было нелегко. Но сейчас он стал богачом. В доказательство он показывает отцу целый ворох пластиковых карточек. "Вот как сейчас выглядят деньги!" — говорит блудный сын.

Сибирская Семирамида: как только мы приземлились, я поняла, что хочу домой в Баку>>

Габиль встречается с брошенной семьей. Крепко, словно напоказ, обнимает сына. Но тут же сурово рявкает на брошенную жену. "Эге! – понимаем мы. – Человек-то – нехороший!" Но Габилю в доме рады. Даже отец, который ловко прячет свою радость под напускной суровостью. Кстати, здесь – самое время отметить, как тонко и изощренно азербайджанские кинематографисты передают нюансы человеческой психологии.

Вернувшийся Габиль соблазняет свою семью переехать в Россию. Рассказывает о жизни в Москве ("Там даже, представляете, на "ладах" уже никто не ездит!"). Дольше всех уговорам сопротивляется отец. Но и он, в конце концов, соглашается продать свой сад. Здесь, если не заметили, звучит еще один чеховский мотив. Да-да, тот самый: "В Москву! В Москву!" — из пьесы "Три сестры".

Открытие 39-го Международного Московского кинофестиваля - Sputnik Азербайджан
"Мешок без дна": самая странная сказка

Но старик, только недавно в первый раз увидевший пластиковые карточки, не силен в купле-продаже. Он поручает сыну оформить сделку. Габиль получает деньги – и действительно уезжает в Москву. Он, оказывается, никакой не богач. Он должен очень большую сумму недобрым людям. Сделка от продажи стариковского сада, возможно, покроет сумму долга.

А семья – сидит, ждет Габиля. Снова льет дождь, шипит испорченный телевизор. Они сидят и не знают, что тот, кто обещал открыть им новый мир, оказался обманщиком.

А нам жалко их всех. И даже мерзавца Габиля, который разорил отцовское гнездо. А хорошо ли ему будет на чужбине? Ой, не факт! Скорее всего, вновь разорится и плохо кончит.

Глубина символов и зрелость мастерства

Такой вот грустный и красивый фильм. Несомненно, что это — "Вишневый сад" на новый лад. Конечно, канве Антона Чехова азербайджанские кинематографисты дословно не следовали. Да и зачем? Времена теперь другие. Проблемы – тоже. Но, как и русский классик, они зафиксировали закат старого мира. А впереди – мир новый. А кто его населяет? Такие обманщики, как Габиль. Плохи тогда дела на Божьем свете, что и говорить.

День азербайджанской культуры в Москве: главное — чтобы дружили дети>>

В фильме много символов. Но особенно потрясает (другого слова у меня нет) финальный кадр. Мальчик, внук старика, смотрит в окно на гранатовый сад. В начале фильма у малыша диагностировали дальтонизм, ребенок не различает цвета. И вот сейчас мы словно смотрим его глазами. И что мы видим? Блеклые деревья с серыми плодами… Так-то! Это – мощнейший символ.

Женщина за просмотром телевизора, фото из архива - Sputnik Азербайджан
"Время первых": запаситесь платочками

Что ж поделать, именно так, наверное, смотрит на мир молодое поколение. То, над чем трудились старики, предстает им серым уродством. И это – тоже печаль, сопоставимая с чеховской.

Фильм очень красив. Цветущий Азербайджан показан, в общем-то, как он есть – благословенным раем на земле. Красота природы словно обволакивает зрителя. И в какой-то момент даже кажется, что по залу плывет терпкий запах плодов граната. Такая вот глубина погружения.

Стоит сказать и то, что азербайджанские кинематографисты немного пошалили. Они показали секс. Честно скажу, я не знаю – было ли это раньше в национальном кинематографе, или нет. Но в "Гранатовом саде" эротическая сцена есть. Правда, происходит она с одетыми героями. Ничего лишнего не показано. Но все, тем не менее, очень красиво.

В общем, азербайджанский кинематограф на ММКФ оказался представлен хоть и одним фильмом, но очень достойно. И критики, и коллеги, и публика увидели, что в Азербайджане есть зрелые мастера, которые умеют и любят снимать красивое, интересное и умное кино. Браво. По-другому не скажешь.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader