Новости

Тегеран и Тель-Авив – это не союзники Москвы

© AFP 2022 / JALAA MAREYРезультаты авиаударов по территории Сирии. Архивное фото
Результаты авиаударов по территории Сирии. Архивное фото - Sputnik Азербайджан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Ситуация на Ближнем Востоке остается крайне сложной и неимоверно запутанной. Один сплошной "гордиев узел", считает политолог Алексей Синицын.

Россия, Иран и Израиль – союзники в сирийском вопросе, поддерживающие друг друга, несмотря на периодически возникающие разногласия. Хотя, если копнуть глубже, то у стран в этом вопросе немало противоречий.

О том, как могут дальше развиваться отношения у России с ее союзниками на фоне сирийского кризиса, Sputnik побеседовал с главным экспертом Американо-азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексеем Синицыным.

- Краткосрочная компания России в Сирии была крайне успешной. Но какова долгосрочная перспектива борьбы с международным терроризмом?

— Даже в краткосрочной перспективе далеко не все задачи решены. Странное сирийское перемирие, может быть, принесло какие-то дивиденды в политическом контексте, но в военном отношении оно было преждевременным. Тех, кого считали "умеренной оппозицией", насытили новым вооружением, включая реактивную и ствольную артиллерию, и сейчас ее отряды плавно перетекают в ряды "непримиримых", прежде всего "Джебхат ан-Нусры".

Боевики перегруппировались, получили солидное подкрепление и перешли в контрнаступление сразу на нескольких фронтах, не только под Алеппо. Достаточно сказать, что базу ВКС РФ, пусть и безуспешно, но обстреляли из 107-миллиметровых РСЗО китайского производства, неведомым образом оказавшихся в руках экстремистов. Поэтому, кстати, российские военные на днях пригласили в Хмеймим иностранных журналистов, чтобы закрыть все слухи о якобы нанесенном российской базе ущербе.

Строительство газопровода. Архивное фото - Sputnik Азербайджан
Эксперт: Баку, Москве и Тегерану есть над чем плодотворно поработать

Мне кажется, что Москве придется нарастить свои усилия в Сирии, чтобы переломить ситуацию, хотя, на мой взгляд, она не критическая. Но достаточно тревожная. А долгосрочная перспектива, вообще, выглядит туманной.

Даже когда будет сломан хребет "Джабхат ан-Нусре" и ИГ, процесс внутрисирийского урегулирования растянется на годы, периодически возвращаясь к состоянию гражданской войны. Хотя сирийский сценарий выглядит неизмеримо более оптимистичным, нежели афганский, йеменский или ливийский.

- Некоторое время назад Израиль заявлял, что разделяет позицию РФ по ситуации в Сирии. Можно ли считать, что в сирийском вопросе Тель-Авив выступает союзником Москвы?

— Сейчас, может быть, Тель-Авив и разделяет позицию Москвы по Сирии. Однако внешнеполитическая стратегия Израиля – это нечто удивительно гибкое и динамичное, способное к немедленным трансформациям. Незыблемым в ней остается только твердое убеждение, что Иран – это экзистенциальный враг Израиля.

Сирия – это звено в шиитской "Оси сопротивления" во главе с Ираном, западным флангом которой является ливанская "Хизбалла". А она – единственная военная сила, вступавшая в серьезные боестолкновения с израильской армией в последние десятилетия.

Шауль Симан-Тов - Sputnik Азербайджан
Новости мира
Шауль Симан-Тов: человеческая жизнь в Израиле бесценна

Для израильтян подлинным кошмаром представляется только одна мысль, что боевики "Хизбаллы" могут получить современное вооружение из российских поставок и, тем более, оказаться вместе с этим оружием на Голанских высотах.

Поэтому в ходе сирийской войны израильские военные не раз атаковали армейские объекты Сирии – позиции ПВО, базы хранения противокорабельных ракет и ракет класса "земля-земля". В этих не объявленных боевых действиях и сирийская, и израильская сторона даже теряли свою авиацию.

К тому же у израильтян был слишком высок соблазн взять под свой полный контроль все Голанские высоты, для чего им пришлось помогать антиасадовской оппозиции. Я имею в виду не только таких "умеренных" оппонентов режима, как сирийские друзы, но и откровенных радикалов, для которых были даже открыты двери израильских полевых госпиталей.

- Но с появлением в Сирии российских ВКС ситуация изменилась?

— В целом, конечно, изменилась, хотя рецидивы прежнего понимания сирийской проблемы не раз случались. Вспомним хотя бы ликвидацию командира спецназа "Хизбаллы" Али Файяда, который погиб в сирийском Ханасире от попадания израильской крылатой ракеты.

С позиций Москвы "Хизбалла" тоже отнюдь не белая и пушистая. Тот же Али Файяд был известен как "Али Боснийский", он в свое время действительно жестоко воевал в Боснии против сербов. Я акцентирую внимание на этом факте, чтобы подчеркнуть – Россия будет строго следить за тем, чтобы современное вооружение, которое поставляется сейчас в Сирию, не оказалось бы в руках ливанских шиитов.

Участок трубопровода Одесса-Броды. Архивное фото - Sputnik Азербайджан
Иран бросает вызов Саудовской Аравии и России на нефтяном рынке Европы

Однако "Хизбалла" с ее хорошей боевой выучкой просто необходима сирийцам, и естественно, что она сейчас попала под защитный "зонтик" российских ВКС. На Ближнем Востоке многие уверены, что последний визит Нетаньяху в Москву был обусловлен еще и тем, что ВКС РФ не раз, скажем так, оказывали жесткое давление на израильскую авиацию, а российские самолеты не раз нарушали воздушное пространство еврейского государства.

Но, я думаю, что по всем вопросам лидеры России и Израиля сумели договориться. В СМИ даже появилась такая любопытная ссылка на высокопоставленный израильский источник: "Русские дали ясно понять, что у них нет никаких намерений нарушать суверенитет Израиля или вредить ему. Но следует дать им возможность работать против ИГ и прекратить хныкать из-за любой ерунды".

-  У России сложились достаточно близкие отношения и с Ираном, и с Израилем. Может ли Москва в какой-то степени разрядить напряженность между ними?

— Очевидно, что Россия упорно работает над этим, буквально, на всех уровнях – государственном, дипломатическом и, скажем так, экспертном. Но Тегеран и Тель-Авив – это не союзники Москвы, а политические контрагенты, с которыми у России установились серьезные деловые отношения.

Обе страны – это сильные в военном отношении самодостаточные государства со своими политическими амбициями и, если угодно, со своей миссией на Ближнем Востоке, да и вообще в мире.

Мехмет Перинчек - Sputnik Азербайджан
Перинчек: Интересы Турции, Сирии, Ирака, Ирана и России совпадают

Все эти годы Иран мог существовать только в напряженном мобилизационном режиме, потому что над ним висела угроза повторения судьбы Ирака. У Израиля свой комплекс понятных опасений. На мой взгляд, т.н. "ракетная программа" Ирана, об обсуждении которой Тегеран даже слышать не хочет, несет большую угрозу еврейскому государству, чем пресловутое "ядерное досье".

Я всегда считал, что Иран остановился бы в шаге от реального обладания ядерным оружием и не стремился бы его обязательно применить. Тем более, что палестинские радикалы легко ушли из-под иранского крыла под эгиду богатых суннитских монархий, решивших играть все более значимую роль на ближневосточном пространстве. А баллистические ракеты Ирана даже в неядерном снаряжении представляют серьезную угрозу для крохотного израильского государства.

Однако, запретить Ирану разрабатывать собственное ракетное вооружение нет никаких причин. Делает же это Саудовская Аравия, как, впрочем, и многие другие государства.

Ситуация на Ближнем Востоке остается крайне сложной и неимоверно запутанной. Один сплошной "гордиев узел". Однако если удастся разобраться с "сирийским досье" так, чтобы Сирия осталась независимым, светским и единым государством, может начаться естественный процесс стабилизации этого региона.

Лента новостей
0