Новости

Политическая система Ирана – нюансы и особенности

CC BY 2.0 / Ninara / North of Tehran, IranВид на Тегеран. Архивное фото
Вид на Тегеран. Архивное фото - Sputnik Азербайджан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Политическая система Ирана чрезвычайно сложна и содержит в себе огромное количество противовесов, сказал востоковед, комментируя прошедшие в стране всеобщие выборы в парламент и выборы в Совет экспертов.

БАКУ, 1 мар – Sputnik. Накануне в Иране состоялась всеобщие выборы в парламент (маджлис) десятого созыва и выборы в пятый по счету состав Совета экспертов ИРИ.

Оценку данных по обоим выборам, а также дальнейшим отношениям Тегерана и Баку дал в беседе со Sputnik российский эксперт, востоковед Александр Князев.

По его словам, обилие публикаций в СМИ с заголовками "Иранцы поддержали сближение с Западом" и с выводами о том, что, якобы, иранские избиратели уже почувствовали положительный эффект от "снятия санкций", а потому и коалиция "реформаторов", как утверждается, "победила" – вызывает только иронию.

День Выборов

Политолог отметил, что если говорить о выборах в Маджлис, то понятия "реформаторы" и "консерваторы" в иранской политической жизни очень условны. В стране нет политических партий в том виде, в каком они существуют в Европе и странах, ориентированных в политическом структурировании на западные лекала.

"В иранском парламенте нет партийных фракций. Коалиции создаются на электоральный период, а вот по его завершении начинается все наиболее интересное", — подчеркнул он.

По словам эксперта, внутри обеих условных коалиций существует весьма пестрая градация и депутаты парламента в собственной парламентской деятельности действуют, исходя каждый из своей программы, обещанной своим же избирателям, независимо от того, в какой "коалиции" он шел на выборы. Поэтому говорить о некоем "реформаторском ядре", которое будет, безусловно, поддерживать линию президента Роухани и его правительства, было бы, мягко говоря, некорректным, считает он.

Дело хозяйское

Собеседник Sputnik указал, что парламент в Иране занимается преимущественно внутренними вопросами, определение внешнеполитического курса и принятие решение по конкретным вопросам внешней политики не относятся к функциям парламента.

Голосование на парламентских выборах в Иране - Sputnik Азербайджан
Иран после выборов: Тегеран укрепляет отношения с Баку и Тбилиси

Эксперт обратил внимание на то, что и в предвыборных программах кандидатов в депутаты политический компонент если присутствовал, то в предельно общем виде. Но даже если предположить, что приблизительно треть депутатов Маджлиса из числа условных "реформаторов", ну и еще процентов по десять "умеренных" с той или иной стороны, вознамерятся поддержать некие реформы независимо от степени их радикальности, это тоже не из прерогатив парламента.

Хотя, отметил Князев, объективно в стране возрастает потребность в осуществлении ряда достаточно серьезных структурных реформ экономики, но решения о том, что делать и как делать, принимаются в других сегментах иранской политической системы.

"Кстати, президент в Иране – глава исполнительной власти, он не глава государства, и его отличие от премьер-министров в Азербайджане или России лишь в том, что он не назначается сверху, а избирается, соответственно, и несет ответственность перед всем обществом, а не только, скажем, перед Верховным лидером. Хотя и последнее более чем значимо", — сказал востоковед.

Экспертное мнение

Что же до выборов в Совет экспертов, Маджлис-е Хебреган, тот тут Князев отметил, что с точки зрения будущих внешнеполитических стратегий страны они имеют принципиальное значение.

Советник Верховного лидера Ирана Али Акбар Велаяти - Sputnik Азербайджан
Взгляды из Москвы на заявления советника Рахбара Ирана

По его словам, многие обозреватели обращают внимание на такую функцию Совета экспертов, как избрание Рахбара, верховного лидера. Но наиболее принципиальные решения по развитию страны, особенно во внешнеполитической сфере, принимаются Рахбаром не в одиночку. Они, как правило, являются выражением консенсуса и консолидированного мнения Рахбара и Совета экспертов. При этом, пройдя еще и апробацию Совета стражей конституции — надпарламентского органа власти, в основном аналогичного по функциям конституционному суду.

"Шесть членов Совета стражей из двенадцати назначаются Рахбаром, еще шесть – это квалифицированные юристы, в меньшей степени влияющие на политический характер решений, утверждаются Маджлисом", — сказал Князев.

При этом политолог отметил, что Совет стражей способен отклонить любой законопроект или кандидатуру через призму соответствия конституции. Именно он утверждает кандидатов на ключевые посты в стране, в том числе – президента, депутатов Маджлиса, членов Совета экспертов и министров правительства. И только он имеет право вносить поправки в конституцию.

Так что, сказал эксперт, даже вновь избранные составы Маджлиса и Совета экспертов еще не окончательны и должны пройти проверку в Совете стражей.

Сдержки и противовесы

Собеседник Sputnik отметил, что вообще политическая система Ирана чрезвычайно сложна и содержит в себе огромное количество противовесов, призванных к тому, чтобы принимаемые в любом из элементов государственного управления решения оказывались сбалансированными в соответствии со всеми имеющимися в обществе и политической элите интересами.

Александр Князев, востоковед, действительный член Русского географического общества, доктор исторических наук, профессор - Sputnik Азербайджан
Князев: cближение Тегерана и Эр-Рияда невозможно

Именно поэтому, отмечает востоковед, и не стоит ждать от результатов выборов 26 февраля чего-либо революционного. Система направлена скорее на эволюционный, а в итоге эффективный для страны путь развития. И какая-либо прямая внешнеполитическая переориентация в этой системе невозможна априори. По его словам, иранская внешняя политика чрезвычайно прагматична, в политической элите существует хорошее понимание глобальных парадигм развития, среди которых рост мировой конкуренции и необходимость ухода от доминирования в мировом развитии западных сценариев воспринимаются абсолютно адекватно.

"А это означает, что в самой отдаленной из возможных перспектив у Исламской Республики будут существовать серьезные конфликты интересов, прежде всего, с США. Многие из них носят в высокой степени антагонистический характер", — подчеркнул эксперт.

Чего ждут избиратели

Князев коснулся и вопроса результатов выборов с точки зрения настроений электората. По его словам, эти настроения у значительной части иранцев зиждутся сегодня не на каких-то мифических пока достижениях правительства Роухани, а на ожиданиях того, что результаты внешнеполитической активности этого правительства вот-вот скажутся и на качестве жизни иранских граждан.

Поэтому, считает он, имеющийся успех на выборах лишь накладывает на Роухани и его команду новую ответственность, особенно учитывая скорые президентские выборы, когда электорату будет уже недостаточно ожиданий и нужны будут реальные позитивные результаты в социально-экономической сфере, связанные с деятельностью этого конкретного правительства.

Взгляд из Тегерана на север

Говоря об отношениях Тегерана и Баку, востоковед отметил, что для Азербайджана, как, собственно, и для других внешнеполитических партнеров и соседей Ирана, итоги выборов особого значения не имеют.

Вид на телебашню Бордж-е Милад в Тегеране. - Sputnik Азербайджан
Эксперт: Москва не знает, зачем ей Тегеран

По его мнению, независимо от выборов, Тегеран заинтересован в продуктивном сотрудничестве со всеми северными соседями. А "больным местом" иранской внешней политики всегда было и остается положение шиитских общин за пределами Ирана, по отношению к которым ИРИ позиционируется и центром, и гарантом.

"Не думаю, что эта проблема как-то остро может возникнуть в Азербайджане, став поводом для проблем в двусторонних отношениях", — подчеркнул он.

Состоявшиеся 26 февраля выборы в Маджлис и Совет экспертов прошли в новой атмосфере после отмены санкций, наложенных на Иран в связи с его ядерной программой. Ни одна из политических сил в Иране не смогла одержать решающей победы на выборах в парламент страны. Ранее сообщалось, что иранские умеренные реформаторы получили 29 из 30 мест в парламенте, выделенных для столицы страны Тегерана, но уступили фундаменталистам в других районах страны.

Лента новостей
0