09:09 24 Марта 2019
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0264
  • EUR1.9288
Часы на Спасской башне Московского Кремля

Россия сможет исполнять роль, которую прежде никогда не играла

© Sputnik / Maksim Blinov
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
Александр Ведруссов
321050

Российский эксперт рассказал, каким был прошедший год для внешней политики России и предположил, каких последствий ей стоит ждать от событий, произошедших в 2018 году.

Международная политика в формате Highly likely и соответствующие так и не доказанные обвинения в адрес Москвы, которые с разной степенью накала циркулировали практически весь 2018 год, к сожалению, будут и дальше портить отношения России с Западом в целом и Европой в частности.

Highly likely (хайли лайкли - весьма вероятно) – фраза, которую премьер-министр Великобритании Тереза Мэй использовала, обвиняя правительство России в причастности к отравлению бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля.

Уходя из Европейского союза (ЕС), Великобритания решила напоследок забросить на континент своеобразную мину замедленного действия, которая частично уже сработала, а отголоски ее взрывной волны еще будут аукаться в течение неопределенного промежутка времени.

"Дело Скрипаля", несмотря на свою очевидную, почти демонстративную фейковость, нанесло ощутимый урон отношениям европейских стран с Россией. Если мы посмотрим по последней международной пятилетке, то увидим, что даже крымская история уже практически отходила на второй план и Москве удалось частично восстановить надорванные украинским кризисом связи с ключевыми странами ЕС. На этом фоне и была осуществлена провокация со Скрипалями, которая опять отмотала ситуацию назад и не позволила России выйти на стабильную траекторию нормализации отношений с Евросоюзом.

По итогам встречи глав США и Китая: Баку все чаще будет оказываться в поле зрения Пекина >>

Конечно, затем последовали робкие попытки председательствующей в ЕС Австрии продвинуть тему снятия антироссийских санкций, которые, по сути, обоюдовредные: они наносят ущерб как России, так и Европе. Но и тут не заставила себя долго ждать новая провокация - с якобы "русским шпионом" в австрийской армии.

Александр Ведруссов
© Photo : Из личного архива Ведруссова
Александр Ведруссов

Естественно, информация о "кроте" также поступила из Великобритании. И хотя в целом реакция австрийских властей на британский злонамеренный вброс была довольно сдержанной, на практике Вена уже не могла активно ставить вопрос о снятии антироссийских санкций в новых условиях. Таким образом, очередная провокация Лондона также сработала.

Думаю, эти провокации будут продолжаться и дальше. По крайней мере до тех пор, пока не найдется управа на Великобританию, которая сейчас делает все, чтобы не позволить восстановиться отношениям России с ЕС. И это при том, что сама она Евросоюз покинула.

Великобритания в течение столетий являлась и является основным геополитическим соперником России, с которым практически невозможен нормальный диалог и возможен только принцип "око за око, зуб за зуб".

Англичан надо каким-то образом приструнить. В противном случае их провокации будут продолжаться. Если "англичанке" все и впредь будет сходить с рук, то мы никогда, по крайней мере в обозримой перспективе, не восстановим нормальные взаимоотношения с ЕС. В конечном итоге это невыгодно только Великобритании и США. В свою очередь и Россия, и Евросоюз объективно и примерно в равной степени выиграли бы от практической реализации проекта большой Европы от Лиссабона до Владивостока.

Назван размер обязательств Азербайджана перед ООН >>

Будучи реалистами, мы готовимся к наименее благоприятному развитию событий на западном направлении, при котором наши отношения с ЕС останутся всего лишь на уровне минимально необходимых. Но не хотелось бы удовлетворяться этим минимумом, так как потенциал общеевропейского недискриминационного взаимодействия до конца все-таки не исчерпан. И, конечно же, хотелось бы поднять эти отношения с минимально необходимых хотя бы до оптимально приемлемых.

Если говорить о хорошем, то восточное направление внешней политики России (в противоположность западному) приобретает все более положительную динамику и вызывает определенный оптимизм. Взаимодействие с азиатскими странами интенсифицируется по всем ключевым направлениям.

Да, мы трезво оцениваем ситуацию и понимаем, например, что Китай стал слишком мощной страной, чтобы Россия могла претендовать на то, чтобы сотрудничать с таким глобальным экономическим тяжеловесом абсолютно на равных. Однако мы все равно встречаем гораздо больше понимания и общности взглядов в КНР и других странах Азии.

Именно поэтому наши внешнеполитические акценты постепенно, во многом вынужденно, но неуклонно перемещаются на Восток, где с нами преимущественно стремятся дружить и торговать, а не обкладывать санкциями и преследовать российский бизнес под любым предлогом, как на Западе.

Sputnik.Мнения: жители развитых стран Запада считают уровень коррупции в их власти высоким >>

Если рассматривать восточный вектор не с экономических, а с геополитических позиций, с позиций построения более справедливого многополярного мира, то тут подходы России, Китая и других стран Азии в решающей мере совпадают. Также внушает большой оптимизм взаимодействие в уникальном трехстороннем формате Российской Федерации, Индии и КНР.

Конечно, между Пекином и Нью-Дели существуют огромные противоречия, но как раз Россия выступает в этом случае в своей идеальной геополитической роли – она эти противоречия в рамках "треугольника" сглаживает и является связующим звеном между двумя важнейшими азиатскими странами. Надеюсь, что это направление сотрудничества будет продолжено как в экономическом, так и в геостратегическом плане.

В этом контексте нельзя не упомянуть без преувеличения историческую сделку по С-400. Индия имеет тесные и давние связи с США, но это не помешало ей заключить с Россией такой символически значимый контракт. И ведь речь идет не о простой активизации ВТС – это уже геополитика. Поставка российских оборонительных вооружений укрепляет наше влияние как на саму Индию, так и на регион в целом.

Положительная динамика развития азиатского вектора во внешней торговле даже может в будущем компенсировать самые болезненные сложности и потери на европейском направлении. При этом оптимальным развитием событий для нас являлось бы сбалансированное взаимодействие как с восточным, так и с западным рынками. Без того, чтобы делать мучительный выбор "или-или".

Однако если на западном направлении мы все-таки столкнемся с неблагоприятным раскладом, то по крайней мере восточный вектор уже может частично перекрыть возможные потери. На азиатском направлении я вижу колоссальный потенциал при отсутствии серьезных угроз его реализации на обозримую перспективу.

США, конечно, попытаются эти амбициозные российские планы каким-то образом сорвать. Яркий тому пример – жесткое давление на Филиппины с целью заставить Манилу отказаться от закупки оружия из России. Однако практических возможностей помешать нашей стране на восточном направлении у Вашингтона относительно немного – не в пример западному вектору. Да и у Великобритании слишком коротки руки, чтобы испортить отношения России с азиатскими государствами.

Что касается в целом наблюдаемых нами стремительных изменений в мире, то те организации, которые в последнее время играли ключевую роль - ВТО, МВФ, Всемирный банк и прочие – постепенно теряют свое доминирующее глобальное положение.

Россия начала получать выгоду от "конкурентных" проектов Азербайджана >>

Хотя Россия с Китаем на данном этапе выступают одними из лоббистов и сторонников свободной торговли – норм ВТО, скорей всего, мы вступаем в длительный период нового протекционизма и разрыва общемирового торгово-экономического пространства на отдельные субрегиональные и региональные зоны с одной или несколькими локальными гегемонами в каждой.

В риторическом плане мы можем выступать за свободную торговлю сколько угодно, но скорее всего, поворот от классической планетарной глобализации к новой мировой раздробленности неизбежен.

Помимо очевидных рисков, такое развитие событий открывает перед Россией определенные возможности для суверенизации и диверсификации экономики. Если мы будем понимать, что глобальная торговля становится все менее безбарьерной, и нам в конечном счете будут по-настоящему открыты только те рынки, которые мы на себя либо уже завязали, либо в ближайшее время завяжем.

Российская экономика через евразийскую интеграцию, через активизацию восточного направления торгово-экономического сотрудничества должна активно приспосабливаться к новым условиям, становиться более самодостаточной и независимой от внешних источников.

В мае 2018 года в Казахстане было подписано соглашение о сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем в рамках "интеграции интеграций": наш евразийский проект теперь официально сопряжен с "Новым Шелковым путем" – грандиозным глобальным проектом, который определит международную карту экономического взаимодействия на ближайшие десятилетия.

Один пояс, один путь: Баку и Москве нужно сохранять холодную голову >>

А если окажется, что мы еще и сможем по максимуму вплести в проект "Один пояс — один путь" свои альтернативные сухопутные и морские маршруты для транспортировки товаров, то через какое-то время в мировой торговле Россия сможет играть ту роль, которую прежде в своей истории еще никогда не играла.


Главные темы

Орбита Sputnik