В вузах Азербайджана необходимо преподавать язык жестов – сурдопедагог

© Photo : courtesy of Aida Safarova Аида Сафарова
 Аида Сафарова - Sputnik Азербайджан, 1920, 03.07.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Если выучить иностранный язык – задача хоть и трудная, но вполне реализуемая, то научиться языку жестов, тем более в Азербайджане, очень сложно, И все потому, что сегодня специалистов в этой области в стране очень мало, а в вузах достойную смену им не готовят.
БАКУ, 3 июл — Sputnik. Аида Сафарова – не просто учительница начальных классов, она еще и сурдопедагог, в совершенстве владеет азербайджанским жестовым языком и с удовольствием обучает ему всех желающих.
В интервью Sputnik Азербайджан сурдопедагог поделилась личным опытом изучения языка жестов, поведала о трудностях, которые пришлось преодолеть на этом пути, рассказала об успехах возглавляемой ею общественной организации и планах на будущее.
© Photo : courtesy of Aida Safarova Аида Сафарова
Aidə Səfərova - Sputnik Азербайджан, 1920, 01.07.2022
Аида Сафарова
- Расскажите немного о себе, Аида ханум.
- Более десяти лет я работала по специальности – педагогом начальных классов. Я была первой учительницей большинства школьников, живущих по соседству. Более того, я готовила этих детишек к школе. И за время преподавательской деятельности я добилась многих успехов.
Но сейчас я сделала перерыв в любимой профессии. Деятельность в качестве председателя неправительственной организации (НПО) и мои проекты отодвинули на задний план преподавательскую карьеру.
- Вы готовили детей индивидуально, как-то частным образом или в государственной школе?
- Я преподавала на нескольких частных учебных курсах. Еще работала исполнительным директором в одном частном учебном центре. Был у меня и опыт работы в нескольких психологических центрах. Наряду с этим, готовила детей к школе на дому.
- Насколько мне известно, член вашей семьи страдает нарушениями слуха. Сталкиваетесь ли вы с проблемами при общении с ним или с другими людьми с такими проблемами?
- Да, в нашей семье есть глухой человек. У нас не было каких-то особых проблем с этим. Я имею в виду, что есть два типа языка жестов: один - бытовой, обиходный, на котором говорят в каждой конкретной семье, а другой — общепринятый, научный жестовый язык.
То есть в семье, где растет ребенок с нарушениями слуха, с ним говорят на одном языке жестов, а когда ему придет пора идти в школу, он станет осваивать научный жестовый язык, который будет отличаться от "домашнего".
Иными словами, пока ребенок с нарушениями слуха не пошел в школу, в семье с ним разговаривают на простом, обиходном жестовом языке, а уже школе жестовый язык более сложный.
Некоторые из этих детей сами начинают обучать родных дома новым жестам. Но есть семьи, где никто не знает научного языка жестов, кроме самого ребенка с нарушением слуха, посещающего школу.
Именно такие трудности, как нехватка специалистов и методических инструментов в данной области, и привели меня на эту стезю.
Я начала эту работу, чтобы поддержать брата, постепенно стала видеть, какие недостатки есть в этой сфере и пришла к к выводу, что в данной области нужны прежде всего грамотные специалисты, и их нужно готовить именно в вузах.
Ни в каких других областях нет такого дефицита квалифицированных кадров, как в сурдологии. То есть перед нами стояла задача "реанимировать" в стране профессии, связанные с сурдологией.
© Photo : courtesy of Aida Safarova Аида Сафарова
Aidə Səfərova - Sputnik Азербайджан, 1920, 01.07.2022
Аида Сафарова
Поэтому мне пришлось частично прервать свою преподавательскую деятельность в школе и заострить внимание на овладении новой профессией сурдопедагога.
Должна сказать, что, когда я только начинала, могла совмещать обе эти работы. Со временем я сосредоточилась на новообретенной профессии и стала создавать проекты для поддержки людей с нарушениями слуха. У меня были встречи с такими детьми и их родителями. В НПО, которую я возглавляю, нам удалось решить ряд проблем в этой области.
По моему мнению, детей с нарушениями слуха нужно больше поддерживать. Нам нужно продвигать язык жестов и вовлечь в его изучение и обучение ему как можно больше людей.
- Какие инструменты и литературу вы используете в работе?
- Учитывая недостаток методических ресурсов, наша организация недавно издала книгу "Путешествие в мир жестов" при финансовой поддержке Агентства государственной поддержки НПО. Эта книга распространялась в школах для детей с ограниченными возможностями здоровья.
И учителя, и ученики остро нуждались в подобной литературе. Конечно, публикация одной книги — это только начало, мы и дальше продолжим эту работу.
- Аида ханум, есть ли в вашей семье кто-нибудь еще, кроме вас, владеющий научным языком жестов? Если да, то на каком уровне?
- Моя младшая сестра тоже знает язык жестов на научном уровне. Но она не участвует в наших проектах, потому что недавно создала семью и все свое время посвящает ей.
- А где вы научились этому языку и сколько времени понадобилось, чтобы достичь нынешнего уровня?
- Изучение языка жестов зависит от способности человека овладеть им. Как и в случае с другими языками, он требует живого постоянного общения. То есть там, где есть общение между людьми, любые языки осваиваются и быстрее, и лучше.
По мнению исследователей, тот, кто знает язык жестов, может легко выучить любой другой язык. Научиться простому, обиходному языку жестов можно за срок от трех до шести месяцев. Но когда речь идет о профессиональных знаниях, на это могут уйти годы.
Я выучила язык самостоятельно. Увы, но ни в одном вузе Азербайджана нет факультета жестового языка. Специалистов в этой области – раз, два и обчелся. Я научилась языку жестов у тех, кто "говорил" на нем, училась через общение с братом, с другими людьми.
Чтобы усовершенствовать свои знания, изучала методические пособия других стран. Могу сказать, что русский жестовый язык на 80% идентичен азербайджанскому. Я связывалась со специалистами из России через соцсети, брала у них видеоуроки.
© Photo : courtesy of Aida Safarova Аида Сафарова
Aidə Səfərova - Sputnik Азербайджан, 1920, 01.07.2022
Аида Сафарова
- Как я поняла, вы одновременно и обучаете языку жестов, и популяризируете его?
- Да. У нас были занятия во время трехмесячного проекта в университете ADA. Кроме того, мы проводили стажировку в престижных университетах других стран.
Даже во время жесткого карантинного режима у нас были онлайн-занятия. Недавно я обучала жестовому языку волонтеров ASAN Xidmət. Помимо тренингов, я активно занимаюсь и пропагандой этого языка.
- Обращались ли вы в министерство образования или какой-либо частный университет за разработкой программы для адаптированного получения высшего образования людьми с нарушениями слуха?
- Этот вопрос под нашим контролем. В Педагогическом университете есть факультет дефектологии, там проводятся занятия по сурдологии. Будущим логопедам необходимо освоить язык жестов. И тогда большинство из них обращаются за помощью к нам.
Насколько я знаю, дефектологам язык жестов тоже нужен, потому что они работают с людьми с нарушениями слуха. Я помогала в этом деле всем, кому могла.
Как-то я была на приеме у депутата Милли Меджлиса Ганиры Пашаевой, которую проинформировала о работе, проделанной нашей организацией, наших проектах и успехах, а также проблемах глухих и слабослышащих людей.
Ганира ханум сказала, что осведомлена о проблемах людей с нарушениями слуха. Депутат также коснулась вопроса отсутствия факультетов жестового языка в вузах и подчеркнула, что в курсе этой проблемы.
В свою очередь, я попросила ее поднять в парламенте вопрос преподавания жестового языка в вузах. Депутат сказала, что приняла это во внимание и постарается инициировать обсуждение этой темы. Я уверена, что этот вопрос будет решен в ближайшее время.
- Некоторое время назад по вашим проектам готовились спектакли на языке жестов. Какие знаменитости помогали вам в этой работе, и какие изменения произошли в жизни людей с нарушениями слуха, вовлеченных в эти проекты?
— Основная задача нашей организации — поддержать людей с нарушениями слуха и помочь им интегрироваться в общество. Мы выиграли грантовый конкурс и реализовали проект по привлечению в театр людей с нарушениями слуха при финансовой помощи Агентства государственной поддержки общественных организаций. Мы подготовили спектакли в Азербайджанском государственном академическом музыкальном театре, задействовав восемь человек с нарушениями слуха.
© Photo : courtesy of Aida Safarova Аида Сафарова
Aidə Səfərova - Sputnik Азербайджан, 1920, 01.07.2022
Аида Сафарова
Кроме того, у нас при поддержке ЮНЕСКО был реализован инклюзивный театральный проект, в рамках которого Академический музыкальный театр сотрудничал с нашей общественной организацией.
С нашими детьми занимались актеры Театра пантомимы, которые обучали их искусству иллюзионистов, балету и актерскому мастерству. Репетиции в Академическом музыкальном театре длились восемь месяцев. С имеющими нарушения слуха членами нашей организации занимались народные и заслуженные артисты. Народный артист Парвиз Мамедрзаев занимался с детьми, и Алигисмят Лалаев уделил им особое внимание.
Проект помог раскрыть таланты и актерские способности участников. Иногда люди с нарушениями слуха смущаются и закрываются от общества, потому что "разговаривают" на непонятном для других языке жестов. Думаю, наш проект помог им преодолеть этот барьер и побороть свои комплексы.
- Планируете ли вы расширять сферу деятельности и вести совместные проекты с аналогичными организациями за рубежом?
- Устав нашей организации включает пункт об установлении связей с коллегами за рубежом. Однако, честно говоря, у нас пока не было таких контактов. Хотя планы на будущее в этом направлении мы строим.
В целом же мы намерены продолжать поддерживать людей с нарушениями слуха. Будем продвигать жестовый язык, развивать новые проекты. На самом деле планов у нас много. Уверена, что все наши проекты будут успешно реализованы. В будущем, даст Бог, планируем выпускать в эфир на одном из телеканалов либо ТВ-передачу, либо телешоу на языке жестов.
Лента новостей
0