Байден приглашает азиатских партнеров в клуб самоубийц

© Sputnik / Стрингер / Перейти в фотобанкЗаявление Джо Байдена по ситуации на Украине
Заявление Джо Байдена по ситуации на Украине - Sputnik Азербайджан, 1920, 22.05.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Поездка Байдена в Азию напоминает поиск единомышленников на "восточном фронте", готовых на жертвы ради Америки в ее противостоянии с Россией.
На первый взгляд, нынешняя (кстати, первая) поездка Джо Байдена в качестве президента в Азию выглядит скучно.
Сделаны приличествующие случаю заявления, как в Сеуле (с которого поездка стартовала).
"Союз между двумя нашими странами строится на взаимных жертвах. <…> Сегодня наше сотрудничество необходимо и для всего мира".
В Токио примерно то же, особенно с учетом того, что там было запланировано заседание альянса QUAD — США, Япония, Австралия, Индия.
В общем, довольно-таки дежурный смотр рядов партнеров и союзников США на "восточном фронте", выяснение, кто и на какие жертвы готов в американском противостоянии с Китаем и Россией, пишет колумнист РИА Новости.
Своего рода осторожное приглашение их в клуб экономических самоубийц — вслед за европейцами, которые никак не должны быть рады войне санкций и контрсанкций с Россией, а их склоняют учинить нечто похожее еще и с Китаем. Страны Азии вдобавок хорошо понимают, что Китай им важнее, чем европейцам, — без азиатского гиганта их экономики выглядели бы весьма бледно.
Да, слова тут звучат общие и затертые, но за ними можно увидеть много интересного. Например, бодрое заявление накануне поездки Байдена министра торговли США Джины Раймондо — насчет того, что мы побеждаем, есть хорошие новости: Китай не помогает спецоперации на Украине и даже соблюдает американские санкции против России.
А именно: в марте оттуда на 98 процентов упали поставки в Россию телекоммуникационного оборудования, на две трети — смартфонов и так далее.
С одной стороны, это скучно. Пропагандистская страшилка "Китай, по сути, присоединился к американским санкциям" впервые была запущена еще в 2014 году и с тех пор правдивее не стала, только раньше ее продвигали в России западные агенты влияния и обманутые ими, а сейчас тем же занята министр правительства США.
Но, с другой стороны, постоянные попытки и вправду вынудить Китай, как и Индию, к отказу от партнерства с Россией — это существенная часть целей нынешней поездки Байдена в Азию. Тут есть очевидная ловушка: если Китай испугается и откажется от России, в том числе от ее нефти и газа, тогда Китаю станет заметно хуже в этом мире, влияние его упадет.
И разговоры о том, что Пекин "соблюдает санкции", как минимум сеют в Азии и мире сомнения в устойчивости страны перед нажимом. А если не откажется и не уступит, то на него будут давить вот эти союзники США, да еще (на поверхностный взгляд) и общающаяся с ними Индия.
Тут очень интересен предупредительный жест Пекина и его партнеров: как раз накануне поездки Байдена именно Китай организовал виртуальную встречу министров иностранных дел стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка), где тоже говорились общие слова, но не те, что могли бы порадовать Америку.
Мало того, была проведена отдельная сессия с участием министров Аргентины, Египта, Индонезии, Казахстана, Нигерии, ОАЭ, Саудовской Аравии, Сенегала и Таиланда. С общей идеей, что БРИКС пора расширять охват и привлекать собеседников. То есть это такой же смотр рядов партнеров разной степени близости — в виде превентивного ответа Байдену с его самоубийцами.
Но перед нами не какие-то судорожные попытки бросить вызов то Москве, то Пекину, а заодно их расколоть с опорой на союзников, а нечто более серьезное. А именно: начало исполнения новой глобальной стратегии США — стратегии противостояния невиданному ранее противнику.
Сейчас на все мыслимые сайты вернулась статья на эту тему, написанная осенью 2019 года двумя оппозиционными (тогда) авторами. Она получила вторую жизнь потому, что один автор, Джейк Салливан, сейчас советник Байдена по национальной безопасности, а другой — Курт Кэмпбелл — координатор всей и всякой азиатской политики того же Байдена. Госсекретарь Энтони Блинкен в сравнении с ними — легковес и исполнитель.
Эта пара в 2019 году говорила: конфронтация с Китаем на долгие десятилетия и во всех мыслимых сферах — тут такая конфронтация, что холодная война с СССР кажется проще и примитивнее. Надеяться, что Китай вдруг возьмет и обрушится, не приходится. Ничего подобного у Америки не было с 40-х годов прошлого века, и сейчас потребуется (для начала) внутренняя перестройка и мобилизация всех резервов нации.
В частности, придется шаг за шагом учиться сочетать конкуренцию и сосуществование со страной, которая служит первым торговым партнером для двух третей стран мира, в том числе союзников США (то есть тех, к которым сейчас поехал Байден). И все эти союзники будут очень осторожны в своих перемещениях в сторону той или другой конкурирующей державы.
В одной из тогдашних, 2019 года, дискуссий авторы заметили: никакого развода двух экономик и выстраивания двух изолированных систем не получится. Просто колесить по миру и ругать Китай — это бесполезно, надо создавать свою систему, которая будет в чем-то превосходить китайскую. То есть вместе с союзниками пытаться создавать такие правила в торговле и международной жизни, не соблюдать которые Китаю будет невыгодно.
И здесь на наших глазах предпринимается попытка реализовать эту программу, прежде всего предложив союзникам США не только "кровь, пот и слезы", но что-то хорошее в сфере экономики, какую-то компенсацию за неудобства. Считается, что самой яркой частью поездки Байдена должна была стать презентация новой "индо-тихоокеанской" экономической инициативы — IPEF.
Нечто, слепленное на скорую руку по тому самому принципу: "правила должны быть наши" (то есть американские). Заодно можно включить туда Тайвань и посмотреть, как Пекин будет огорчаться.
В итоге получается, что некоторые страны региона предусмотрительно записываются сразу в несколько таких проектов, сводящихся к одной формуле: мы вам — открытые и без таможенных барьеров рынки, а вы нам — соблюдение наших правил.
Один такой проект, китайский, работает хорошо, другой — как бы японский (остаток от американского Транстихоокеанского партнерства, похороненного при президенте Трампе). И это еще не весь список. Конструкция в целом возникает искусственная и запутанная, если не считать столкновения американского принципа "партнерства взаимных жертв" с китайским — мир, открытый для всех и торгующий без политических ограничений.
Лента новостей
0