Штурмовики Су-25 БМ во время воздушной части военного парада Победы - Sputnik Азербайджан, 1920, 28.09.2021
Россия
Главные российские новости читайте на Sputnik

Климатические контрсанкции: нужен ли России зеленый энергопереход?

© Sputnik / Кирилл Брага / Перейти в фотобанкСотрудник осматривает состояние фотоэлектрических элементов на солнечных панелях
Сотрудник осматривает состояние фотоэлектрических элементов на солнечных панелях  - Sputnik Азербайджан, 1920, 23.03.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Напряженная международная обстановка приводит к тому, что вопросы декарбонизации и энергоперехода, которые еще недавно рассматривались в западном мире как один из основных вызовов для человечества, временно отходят на второй план.
БАКУ, 23 мар — Sputnik. Тем не менее обсуждение вариантов дальнейшего развития этой темы остается актуальным, ведь она теснейшим образом связана и с будущим самой глобальной энергетики. Да и отказываться от энергоперехода западные страны не собираются.
Сейчас же для европейских стран добавилась еще одна задача — снижение зависимости от российских поставок энергоносителей, в первую очередь газа. Понятно, что процесс очень небыстрый, но нужно признать: постепенно он будет идти. И здесь два пути.
Во-первых, покупать нероссийский газ, в первом приближении этот аспект на климат не влияет. Во-вторых, замещать газ альтернативными источниками энергии. В промышленности и отоплении в жилом секторе замену произвести сложнее, но в сегменте генерации электроэнергии варианты очевидны: это уголь, АЭС, возобновляемые источники (ВИЭ), пишет колумнист РИА Новости.
Два последних снижают эмиссию углекислого газа, а уголь, разумеется, ее повышает. Но новые АЭС быстро не построишь, сейчас речь идет лишь о корректировке планов по закрытию старых станций (Бельгия уже решила продлить срок службы своих реакторов на десять лет, до 2035 года). Строительство ВИЭ также будет ускоряться, но это направление всегда было в ЕС в приоритете, то есть делался максимум того, что возможно.
С учетом, к примеру, уже некоторых проблем в нахождении приемлемых площадок для ветряков на суше в Германии, а значит, необходимости все больше уходить в пока еще сложную и дорогую морскую ("офшорную") ветроэнергетику. Одновременно уголь является самым быстрым и простым, но и самым неудачным с точки зрения климатической повестки решением. Какой будет сумма всех этих факторов, мы еще увидим в статистике ближайших лет. Не будем забывать, что пока за всеми разговорами "Газпром" в марте ежесуточно экспортирует голубого топлива Европу на 50 процентов больше, чем в январе — феврале.
Также в Европе стоит ожидать активизации так называемой циркулярной экономики — с максимально возможной вторичной переработкой всего и вся — в том числе аккумуляторов, солнечных батарей, полимерных отходов. И дело не только в вопросах утилизации, но и в повторном извлечении сырья. К примеру, из тех же полимерных отходов можно делать не только вторичный пластик (это легко), но и новое моторное топливо (что намного дороже). Проблема в том, что все эти технологии только начинают развиваться, дороги и какой-то быстрый скачок здесь невозможен.
Борьба с российскими поставками на фоне и без того дорогих нефти и газа одновременно с сохранением зеленой повестки (а здесь никто не собирается откладывать и самые дорогие направления: улавливание углекислого газа и водородную энергетику) — двойной удар по будущим ценам на энергию. Уже в этом году, по оценкам Thunder Said Energy, затраты на энергию в мире достигнут 13 процентов глобального ВВП, для сравнения — это уровень 1980 годов после нефтяного шока.
Но для нас сейчас главный вопрос — внутренний. Какой должна теперь быть российская повестка в сфере зеленой энергетики? Напомним, что в последнее время в нашей стране уделялось все больше внимания решению климатических задач и даже обсуждался выход к 2050 году на углеродную нейтральность. Правда, с учетом поглощающей способности лесов. Сейчас, в новых обстоятельствах, эта цель уже признана недостижимой.
Но по большому счету вопрос в том, насколько более или менее активное включение в климатическую повестку было вообще изначально необходимо нашей стране. Не исключено, что по сумме факторов — здесь и известные неоднозначности теории в точности предсказания климатических изменений, и баланс плюсов и минусов для России, если это потепление действительно состоится, и удобство углеводородной экономики для нашей страны — поддержка этого направления до некоторой степени выглядела знаком внимания в сторону западных стран. Сейчас она будет излишней.
Однако этот реверанс был вызван и конкретными обстоятельствами, связанными с трансграничным углеродным налогом, который вскоре станет взиматься в ЕС при импорте некоторых товаров с высоким углеродным следом при производстве — в первую очередь это продукты металлургии и удобрения. Логика понятна: чтобы вести с европейскими импортерами полноценный диалог по синхронизации шагов, связанных с углеродным регулированием (а здесь очень много деталей и аспектов, например взаимозачеты по углеродному налогообложению), необходима и хоть какая-то своя климатическая повестка.
Но что происходит сейчас? Евросоюз вводит запрет на импорт стали из России. Что касается удобрений, то, судя по всему, в ближайшие годы это будет дефицитный во всем мире товар, и на этом фоне углеродные выбросы при его производстве становятся вторичными. Это два основных сегмента, пока попадающих под будущий трансграничный углеродный налог. Но и весь остальной российский импорт ЕС сохраняет по необходимости.
В этих обстоятельствах под вопросом оказывается осмысленность практически всех направлений климатического сотрудничества с Евросоюзом. Например, будут ли вообще востребованы ориентированные на Европу проекты экспорта углеродно-нейтрального водорода, если даже раньше ЕС обсуждал, покупать ли будущий российский голубой водород (из газа, но без выбросов углекислоты), предпочитая исключительно зеленый, то есть вырабатываемый из электроэнергии ВИЭ. Нужны ли в новых обстоятельствах и внутрироссийские проекты по улавливанию выбросов углекислого газа, экономический смысл которых в снижении трансграничного углеродного налога.
Сейчас актуально найти новый баланс для развития российского сектора зеленой энергетики в самом широком смысле, который в себя включает уже очень много различных аспектов (основные: ВИЭ, накопители, водород, улавливание углекислоты), и оставить только действительно нужные компетенции. К примеру, осмысленно развивать автономные системы энергоснабжения (ВИЭ плюс накопители или резервная генерация) для удаленных, в том числе северных регионов.
Но на пересмотр могут быть поставлены прочие проекты, когда ветряки лишь в целях развития сектора ставились в регионах, где хватало традиционной генерации. Не стоит забывать, что внедрение большинства зеленых технологий совсем не гарантирует мультипликативный эффект для всей экономики, но зато приводит к удорожанию энергии и дополнительным расходам.
И главное. Сейчас перед нашей страной стоит вопрос импортозамещения по широкому спектру технологий, оборудования и материалов. И основная проблема здесь не деньги, а дефицит компетентных научных, инженерных, технических кадров. На этом фоне правильно ли тратить людской ресурс на развитие модных и даже, может, в каких-то случаях перспективных зеленых направлений в будущем в условиях большого числа задач, срочность и актуальность которых не является предметом дискуссий?
Лента новостей
0