Новости мира
Главные и интересные мировые новости читайте на Sputnik Азербайджан

43 года с исламом: что получил и потерял Иран после революции

© AFP 2022 / ATTA KENAREЛюди проходят мимо фрески с изображением основателя исламской республики аятоллы Рухоллы Хомейни и государственного флага вдоль стены бывшего посольства США в иранской столице Тегеране 22 июня 2019 года
Люди проходят мимо фрески с изображением основателя исламской республики аятоллы Рухоллы Хомейни и государственного флага вдоль стены бывшего посольства США в иранской столице Тегеране 22 июня 2019 года - Sputnik Азербайджан, 1920, 11.02.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Ежегодно 11 февраля на улицах Ирана проходят массовые народные гуляния – иранцы празднуют победу Исламской революции над шахским режимом.
В этом году первой Исламской революции в современной истории исполняется 43 года. Что же получил иранской народ от революции и чего лишился?
Можно долго спорить о том, какие ошибки шаха Мохаммеда Реза Пехлеви привели к революции, и какие внешние силы помогали ее лидеру аятолле Рухолле Хомейни, но неизменным остается факт – иранская Исламская революция изменила не только жизни миллионов иранцев, но и стала важным политическим событием, перерисовавшим геополитическую картину мира.

Неполитический ислам, говорили они…

Сложно поверить, но когда только зарождалась Исламская революция, ее в Иране поддерживало даже светское население страны. Свидетели тех событий рассказывают, что на митинги против шаха с портретами Рухоллы Хомейни, наряду с женщинами в чадре, выходили и по-западному одетые женщины, преподаватели западных университетов и получившие образование за рубежом граждане.
Революционеры обещали стране национализацию природных ресурсов и промышленных предприятий, экономическое равенство, восстановление традиционных принципов и освобождение страны от западного марионеточества.
Идейные лидеры Исламской революции цитировали западных, в частности, французских социологов и философов, и парировали современными и понятными для миллионов доводами о политическом и экономическом равноправии, что воспринималось рядовыми иранцами, как спасение народа от западного аморализма и улучшение жизни граждан.
Придя к власти, революционеры изменили монархический строй на теологический. Страной фактически на протяжении 43 лет правит уже второй аятолла.

Больше не друзья

Еще до прихода к власти Хомейни провел ряд встреч с официальными лицами США, заверив их в том, что после революции отношения с Западом не изменятся. Партнерство с США и странами Запада никак не пострадает от революции, но претерпит изменения формат этого сотрудничества, обещал Хомейни.
Однако, уже через несколько месяцев произойдут события, в частности, захват американского посольства, которые ясно дадут понять – Западу тут не рады, и бывшие друзья перешли в разряд врагов.
В результате многие иностранные компании прервали свою деятельность в Иране, отказались от инвестиционных проектов и вывели с иранского рынка свой капитал, что, несомненно, сказалось на экономической ситуации страны.

Независимая нефть

Но у медали есть и обратная сторона. Политика национализации иранской нефти, начатая во времена премьер-министра Мохаммеда Мосаддака в 50-х годах против воли самого шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, получила новый виток развития после иранской революции.
В 1953 году недовольный политикой национализации Запад свергнул правительство Мосаддака, и иностранные компании вернулись в Иран. Несмотря на то, что процедуру национализации не получилось повернуть вспять, нефтегазовая отрасль Ирана страны все равно оставалась под влиянием и контролем западных компаний.
После Исламской революции, с уходом из Ирана иностранных компаний в виде кадров и капитала, Тегеран столкнулся с вызовом, который обернул в свою пользу. Учитывая хороший уровень образования, подготовить в высших учебных заведениях страны специалистов из числа местных кадров не составило труда.
Кроме того, контроль над разведкой, добычей и продажей углеводородов перешел к Национальной иранской нефтяной компании (NIOC), которая до этого фактически была вытеснена консорциумом из ирано-британской компании и рядом американских компаний.
Тут стоит отметить, что не всем западным компаниям удалось вывести свою технологию и оборудование из Ирана – новая исламская власть объявила их национальным достоянием и использовала в дальнейшей деятельности в нефтегазовой сфере.
Кроме того, если раньше доходы от продажи углеводородов получали в основном иностранные компании, и в бюджете страны не оседали нефтедоллары, революционеры получили полный доход от реализации углеводородов.
Вопреки ожиданиям, углеводородная отрасль после ухода иностранных компаний не только не пришла в упадок, но и продолжила успешно развиваться, даже несмотря на американские санкции, которые и сегодня мешают ИРИ открыто продавать свою нефть на мировом рынке.
Так, после Исламской революции на территории Ирана были обнаружены 65 новых месторождений нефти, расширено производство на крупнейшем газовом месторождении "Южный Парс".
Кроме того, в период после свержения шаха правительство страны сделало ставки на продажу готовых нефтепродуктов, продажи которых приносят бюджету страны больше доходов, нежели реализация нефти в сыром виде.
Тут, однако, стоит отметить, что построенные в стране еще во времена шаха нефтеперерабатывающие заводы давно устарели, их модернизация иногда занимает больше времени из-за сложности с запчастями ввиду санкций. Поэтому в последние годы в стране ведется программа по модернизации старых НПЗ и строительству новых, на которые выделены миллиарды долларов из бюджета.

Сильнейшая армия – "подарок" от шаха

Исламской революции невероятно повезло – Хомейни получил в "наследство" от шаха прекрасно оснащенную и подготовленную армию. Шах Мохаммед Реза Пехлеви, в отличие от своего отца, усиленно занимался модернизацией иранской армии и тратил на это большую часть казны.
С начала модернизации в середине 1950-х годов и до свержения шаха в 1979 году, расходы бюджета на армию выросли в 12 раз. Военный бюджет страны, по итогам 1978 года, составил $10 млрд. Во владении иранской армии находилось передовое вооружение производства США.
Большое внимание шах уделил и подготовке военных кадров - ежегодно в США военное обучение получали тысячи иранских военных различных чинов. Кроме того, по численности иранская армия была самой большой на Ближнем Востоке.
Однако исламисты Ирана не смогли в полной мере воспользоваться армией – первым делом после революции новое правительство начало вести чистку среди высокопоставленных военнослужащих, лояльных шаху.
В итоге иранская армия потеряла большое количество профессиональных военных. Именно это и стало причиной вторжения президента Ирака Саддама Хусейна в Иран в сентябре 1980 года, которое завершилось подписанием мирного соглашения после восьмилетней, опустошительной для двух стран, войны.
Сегодня иранская армия считается одной из самых сильных не только в ближневосточном регионе, но и во всем мире. Основу армии составляет созданный в 1979 году КСИР (Корпус стражей исламской революции) с подразделением народного ополчения Басидж (добровольцы), который насчитывает 10 млн человек.
Иранская армия в основном покупает вооружение в России, Китае и, по некоторым данным, в Северной Корее. Кроме того, в стране успешно функционирует производство вооружения, которое включает в себя в том числе и баллистические ракеты с большим радиусом поражения, танки, БПЛА, истребители и подводные лодки.
Сегодня Иран, возможно, мог бы превратиться из импортера оружия в экспортера. Так, начальник Генерального штаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Багери заявил на днях, что в случае снятия санкций, Иран станет одним из крупнейших экспортеров оружия.
По его словам, ИРИ сегодня достигла самодостаточности в сфере вооружения, и поставки вооружения из вне стране больше не нужны.
То есть с уходом Запада из Ирана страна ничего не потеряла в вопросах вооружения и армии, а наоборот, начала развивать собственное производство и сформировала сильнейшие вооруженные силы в регионе.

Политика регионализации

После Исламской революции Иран взял курс на сотрудничество с региональными странами. В отличие от шаха, который выстраивал отношения с Израилем, развивал сотрудничество в основном с США и ЕС, и стремился наладить отношения с арабскими странами Персидского залива, режим аятоллы взял курс на сближение с соседями.
После санкций США, основной свой товар – нефть – которая раньше продавалась в западном направлении, Иран перенаправил на рынки Индии и Китая. В то же время Иран тесно взаимодействовал с СССР – советско-иранская торговля велась интенсивно даже во время политической напряженности из-за ввода советских войск в Афганистан.
Сегодня Россия остается главным торговым партнером Ирана - по итогам 2021 товарооборот двух стран составил $4 млрд, что является историческим рекордом. Страны участвуют в международных региональных проектах и успешно ведут сотрудничество в военно-технической сфере.
В то же время Тегеран усиливает экономическое присутствие в странах Центральной Азии, партнерство с Турцией, Азербайджаном и другими странами региона.
Хотя между Тегераном и Баку периодически и наблюдается некоторое похолодание в отношениях, стороны находят точки соприкосновения и решают свои проблемы на местах.
В частности, после освобождения азербайджанских земель от армянской оккупации Иран проявил большую заинтересованность в продолжении сотрудничества с Азербайджаном в деле восстановления Карабаха, что является шагом ИРИ на пути укрепления регионального сотрудничества.

Смогут ли помириться Тегеран и Вашингтон

После захвата американского посольства в Тегеране в 1980 году с требованием выдать шаха Пехлеви новым иранским властям, отношения Тегерана и Вашингтона сошли на нет.
США обвиняют Иран в подготовке ядерного оружия и в то же время обвиняют Тегеран в нарушении прав человека в стране. Вашингтон уже многие годы ведет режим экономических санкций против Ирана и всех иностранных компаний, которые будут иметь какие-либо экономические отношения с Ираном в энергетической, нефтяной и банковской сфере.
Надежда на смягчение отношений с США появилась, когда в 2013 году президентом ИРИ был выбран реформист Хасан Рохани. Иранская общественность возлагала большие надежды на реформиста, основным лозунгом которого была нормализация отношений с Западом. Но ни к каким результатам стремления Рохани не привели, и с президентством Дональда Трампа в США отношения опять вернулись к мертвой точке.
После выборов летом 2021 года, на которых выиграл Ибрахим Раиси – яркий представитель консерваторов, ожидалось еще большее ухудшение отношений между Вашингтоном и Тегераном. С самого начала своего президентского срока Раиси заявил о том, что не будет поддерживать контакт с Западом, пока США не снимут санкции против экономики Ирана.
Однако, вопреки ожиданиям, консерваторам, кажется, удалось усадить США за стол переговоров. Так, недавно общественности стало известно, что администрация США приняла решение восстановить отмененные ранее исключения из режима санкций в отношении ядерной программы Ирана. Решение Вашингтона позволит иностранным компаниям вести деятельность и инвестировать в гражданские ядерные объекты Ирана, в том числе на АЭС.
Таким образом, многие аналитики воспринимают этот шаг США как начало победы Ирана, в частности, консерваторов, в вопросе снятия американских санкций.

Экономика хромает, региональное влияние растет

Хотя принцип экономического равенства – один из лозунгов Исламской революции, за 43 года воплотить его в жизнь так и не удалось, тем не менее сегодня Иран может похвастаться широким спектром промышленного производства. ВВП страны, по сравнению с дореволюционными показателями, вырос почти в два раза - до $540 млрд.
Сегодня экономические проблемы страны все еще не решены, в большей степени по причине американских санкций, но страна может похвастаться почти полной самодостаточностью по многим пунктам производства.
В целом, после 43 лет теократической власти в Иране, страна смогла превратиться из западного вассала в независимого и довольно важного игрока в политической жизни региона. Благодаря во многом своим прокси-подразделениям в странах Ближнего Востока, объединенным по принципу шиитского направления Ислама, Тегеран сегодня руководит политическими процессами в ряде ближневосточных стран.
Пока неизвестно, сможет ли Тегеран полностью избавиться от экономических санкций США и решить целый ряд проблем, стоящих перед страной, однако неоспоримым остается тот факт, что после Исламской революции Иран стал одним из главных игроков как политической, так и экономической жизни огромной географии – Ближнего Востока, Передней и Средней Азии.
Лента новостей
0