Новости

Тайна великого катаклизма: землетрясение в Ташкенте глазами очевидца

© SputnikТатьяна Синицына
Татьяна Синицына - Sputnik Азербайджан
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Двадцать шестого апреля 1966 года в Ташкенте произошло землетрясение, разрушившее всю центральную часть города. Этот катаклизм помнят и из-за удивительного факта: помощь Ташкенту с энтузиазмом оказывал весь СССР.

БАКУ, 26 апр — Sputnik. Корреспондент Sputnik Узбекистан Лев Рыжков встретился со свидетельницей Ташкентского землетрясения, главным редактором информационного портала ИнфоШОС Татьяной Синицыной. В год катаклизма Татьяне Георгиевне было 23 года. События полувековой давности до сих пор свежи в памяти, как будто произошли только вчера.

Подумала, что началась война

В то время семья Татьяны Синицыной жила на окраине Ташкента, в микрорайоне Ак-Тепе. Вечером 25 апреля свекровь засобиралась к старшей дочери — погостить в центре города. Никто не предполагал, что всего через несколько часов центр окажется практически полностью снесен с лица земли. Муж — главный тренер республики по теннису — поехал в аэропорт, провожать спортсменов на ночной рейс. Татьяна с четырехлетней дочкой остались дома одни.

"Меня разбудил грохот, — вспоминает Татьяна Георгиевна.- С полок сыпались фигурки, статуэтки, сувениры. На кухне компот выплеснулся из кастрюли. Когда я вскочила с кровати, то увидела в окне красное зарево. Какое-то мистическое ощущение было. И, конечно, первое, что я подумала: "Война!" Решила, что американцы сбросили на нас атомную бомбу. А, может, и не одну".

Молодая мама бросилась спасать дочь, схватила ее из кроватки и прямо в ночной рубашке выбежала из дома. Слава богу, дверь не заклинило.

"Я спустилась со второго этажа и увидела, что люди собираются между домами, — вспоминает Татьяна Синицына. — Я уже поняла, что это все-таки землетрясение. И значит, надо собираться между домами. Там уже были соседи. Все испуганные. Я и сама была испугана. Не сразу поняла, что держу дочку вниз головой. Так я боялась, что сгребла ее, не глядя".

Подземный толчок, произошедший в половине пятого утра, был очень сильным — 8 баллов. Хотя Ташкенту повезло: волны распространялись не горизонтально, а вертикально. Землетрясение было не очень глубоким — эпицентр располагался на глубине 3-10 километров. Впоследствии в течение года сейсмологи зафиксировали еще около девятисот афтершоковых толчков. В среднем по три небольших землетрясения в день.

Оценка ущерба

Когда рассвело и стало понятно, что дом устоял, Татьяна рискнула вернуться в квартиру. Переоделась — потому что выскочила на улицу босая, в одной ночной рубашке, одела дочку и поехала вместе с ней к родителям — на другой конец города. Домашние телефоны пятьдесят лет назад не были широко распространены. С родителями, к счастью, все было в порядке, и дом цел. А вот центр города оказался в руинах.

"Универмаг на бывшей улице Карла Маркса был разрушен, — вспоминает Татьяна Георгиевна. — Я даже видела несколько грубо сколоченных гробов на улице. Возвращаюсь домой — а там муж мой вернулся. Он пережил землетрясение на колесах. Даже не понял, что произошло. Только когда он приехал в аэропорт, то обратил внимание, что все суетятся, нервничают".

Муж сразу помчался к сестре, в центр, куда уехала свекровь. Район назывался Кашгарка и был, в основном, населен узбеками и евреями. Большинство домов глинобитные. Это был настоящий человеческий муравейник, но жили все кашгарцы очень дружно.

"Моя свекровь оказалась засыпана в одном из этих домов вместе со своей дочерью, — рассказывает Татьяна Синицына. — Их накрыло вот в этом слабеньком домике, который был даже не построен, а руками человеческими просто вылеплен. Их раскопали, отвезли в больницу. Месяца на два у свекрови отнялись ноги. Выхаживали ее сначала в больнице, потом дома".

Ташкентское землетрясение 1966 года оказалось, если такое выражение уместно, почти бескровным. По официальным данным погибло всего 8 человек, травмы получило около двухсот жителей. Но малое число жертв с лихвой компенсировалось тотальным разрушением центра города. Выстояли только отдельные здания, многие семьи остались без крыши над головой. К счастью, уцелел университет, оперный театр.

"Уцелело и мое любимое место в городе, — рассказывает Татьяна Георгиевна. — Это была резиденция великого князя Николая Константиновича. Тогда его дворец был отдан детям. Я там училась играть на фортепиано, рисовать. И еще в бывшем дворце был чудесный сад — с вековым платаном-телезвездой. Почему телезвездой? Потому что именно его изображение транслировали во время войны советские ученые в первой в мире телепередаче".

Возрождение города

В Ташкент срочно прилетел генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Поставил задачи, распределил ответственность. Началось восстановление. И до сегодняшнего дня в городе остались дома, на которых можно разглядеть "автографы" строителей: "Уфа", "Казань". Есть целый квартал, заново отстроенный белоруссами. Приходили спецпоезда из всех республик. Восстановление Ташкента заняло менее пяти лет.

"Я даже не помню вообще — было ли мародерство, как таковое, — говорит Татьяна Синицына. — Ни одного не знаю случая. Наоборот — люди друг другу помогали. Кто остался с жильем, у кого были там свободные комнаты — к себе забирали пострадавших. Особенно тех, кто с детьми".

Вся огромная страна пришла на помощь Узбекистану. Тогда все хорошо помнили, как всего два десятилетия назад, в годы войны, узбеки помогли всему СССР. Именно Узбекистан принял у себя великое множество эвакуированных, бездомных беженцев, сирот. Принял, накормил и обогрел.

"Я когда начинаю об этом говорить, у меня слезы на глазах, — рассказывает Татьяна Георгиевна. — Моя мать, на восьмом месяце беременности, отправилась в Ташкент в 1942 году. Деваться ей было совершенно некуда. Ее приняла женщина-узбечка, сын которой был на фронте. Так вот, она продала его сапоги, купила литр молока, принесла его маме. А через две недели родилась я. Я очень люблю Ташкент и считаю его своей родиной. А Россию — Отечеством".

Старинные предания и магия чисел

Но есть в истории великого Ташкентского землетрясения и еще одна грань, о существовании которой догадываются очень немногие.

"Пока не пришли русские, в центре города никто из узбеков не жил, — заметила Татьяна Синицына. — В центре города были базары. Но люди там не селились. И знаете, почему? У узбеков есть такое выражение: "нозик жой", то есть «хрупкое место». Видимо, и раньше когда-то было мощное землетрясение. Ташкент ведь — почти ровесник Рима. Больше двух тысяч лет ему. Видимо, череда землетрясений настигала его время от времени в веках, рушила, и потом люди создавали город снова".

Ташкент не был столицей эмирата или ханства. Это был огромный торговый центр на Великом Шелковом пути. Поскольку он не был столицей, то не имеет таких роскошных памятников архитектуры как Самарканд, Бухара или Хива.

"Селиться в нынешнем центре города стали русские, — говорит Татьяна Синицына. — Построили дворец великому князю. Рядом поселилось его окружение. Из многочисленных рынков остался только один. О старинном предании очень быстро забыли".

И еще один любопытный нюанс. День 26 апреля знаменит своими печальными событиями. В этот день произошло не только Ташкентское землетрясение. Спустя ровно двадцать лет в этот же день случилась авария на Чернобыльской АЭС.

"А 26 апреля 1937 года немецкая авиация полностью разбомбила испанский город Герника, — говорит Татьяна Синицына. — Я человек не мистический, но какие-то поразительные совпадения бывают".

Лента новостей
0