08:25 17 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • EUR2.0077
  • RUB0.0235
ЖИЗНЬ
Получить короткую ссылку
,
264 0 0

Фотография девочки, которая стоит рядом с мамой, подметающей улицы Баку на рассвете, в прошлом месяце стала одной из самых обсуждаемых тем в соцсетях.

БАКУ, 18 июн — Sputnik. После того, как история матери-одиночки Шовкет Кельбиевой и ее пятилетней дочери Аян стала достоянием общественности, многие вызвались ей помочь. Тогда же женщину с ребенком поместили в приют, а точнее - Реинтеграционный центр, который возглавляет известная правозащитница Кямаля Агазаде.

Однако неделю назад мать с ребенком покинули приют. В настоящее время они снова живут в доме, который все еще надеются достроить. Почему они ушли из центра и как справляются со своими проблемами - в материале корреспондента Sputnik Азербайджан Нигяр Искендеровой.

Ушла по собственному желанию

По словам Шовкет, оказавшись в приюте, она уже с первых дней сказала Кямале ханум, что ей неуютно там жить, ведь приют – место закрытое.

- Но после этого я еще осталась там на какое-то время. Потом написала заявление и ушла. Когда я собиралась, мне сказали, что я могу оставить там ребенка. Но я знаю, что моя дочка без меня не останется, такого никогда не было. Вот поэтому мы больше не в приюте. Мы сейчас там, где оставались раньше.

Жить в приюте Шовкет считает неправильным. Там живут дети, о которых некому позаботиться, а она сама может работать, содержать и себя, и своего ребенка.

- До каких пор я будут жить там за чужой счет?! Но работы для меня не нашлось. И к тому же я лишилась и своей старой работы… Если бы я знала, что так будет, не ушла бы с работы.. Со мной там хорошо обращались, никаких недовольств не было. Но отсутствие работы создавало для меня проблемы. Я и раньше с трудом растила дочку, теперь у меня нет ни работы, ни помощи…

Когда я была в приюте, туда пришли с какого-то учреждения, сказали, что обеспечат работой. Прошла неделя, ничего не слышно. Сейчас мной никто не интересуется, никто и не спрашивает, как там она… Кямалю ханум я ни в чем не виню, у нее и так много дел, она не может заниматься только мной.

Шовкет по-прежнему поддерживает связь с Кямалей Агазаде. У Аян 24 июня день рождения, и скорее всего, они будут его отмечать все вместе в приюте. "Спасибо ей (Кямале Агазаде – ред.), она согласилась. Я совсем на нее не в обиде. Просто я без работы, в безвыходном положении", - повторяет женщина.

Она также напомнила, что Агазаде направила в ее место работы - ЖКХ номер 4 в Сабаильском районе - письмо. В нем объяснялось, что женщина не выходила на работу из-за дочки, которая в это время проходила лечение. "Но несмотря на это, мне потом позвонили с работы, сказали подписать бумаги, сказали, что меня уволили за то, что не приходила на работу", - сказала Шовкет.

Что говорят в приюте

Для того, чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к руководителю Союза Детей Азербайджана Кямале Агазаде. По ее словам, женщина покинула приют, подписав заявление о том, что ее реабилитация уже завершена.

- За это время мы провели обследование ребенка. Все документы восстановлены. Результаты обследование и ее, и ребенка, лечение, лекарства - мы все дали ей самой. В то же время восстановили свидетельство о рождении ребенка, которое было утеряно. Мы предложили несколько вариантов работы, но все они ее не устроили, сказала, что сама найдет работу. Примерно в течение 20 дней должно быть открыто штатное место в одном госучреждении, ее об этом проинформируют.

Правозащитница также подтвердила - Кельбиева хочет отремонтировать свой дом, и сама решила, что лучше, если она вернется. "Мы разве можем отпустить отсюда кого-то просто так?! А сама Шовкет сказала, что иногда будет приходить", - ответила правозащитница. А пока в приюте готовятся отметить день рождения Аян на приморском бульваре, пригласив клоунов.

История матери-одиночки

Шовкет Кельбиева родилась в 1987 году в поселке Шахрияр Шамахинского района. Женщина окончила четыре класса, а в 16 лет вышла замуж. Проблемы в семье начались после появления детей. Глава семейства не желал работать, и весь груз был взвален на плечи Шовкет.

Женщина занималась уборкой квартир, гладила чужую одежду, но ее терпению пришел конец. Подав на развод, Шовкет ушла из дома, забрав маленькую Аян. Двое ее старших детей остались у отца, и за ними сейчас присматривают родственники.

В Баку Шовкет поселилась с дочерью в полуразрушенном доме (на лучшее у нее просто не было денег) и начала подрабатывать, подметая улицы. Маленькая Аян всегда была рядом.

Позже стало известно, что девочка получила ожоги тела ниже пояса, а также обеих ног. По словам матери, ребенок пострадал из-за безответственности родственников, у которых она оставляла детей, когда ходила на работу: "Я не говорю, что они это сделали умышленно, но по крайней мере это была безответственность. За то время, что я сама смотрела за дочкой, с ней ни разу ничего не случилось".

Документы у женщины с ребенком также не были в порядке, предстояло решить вопрос с лечением и учебой ребенка.

В пресс-службе Объединения по управлению территориальными медицинскими подразделениями (TƏBİB) заявили, что девочку осмотрели врачи Республиканского ожогового центра.

"Установлено, что у нее ожог ног четвертой степени. Операцию по пересадке кожи девочке можно будет провести не раньше, чем через год. В течение этого времени состояние здоровья Аян будет находиться под постоянным контролем. На данный момент она находится на амбулаторном лечении", - подчеркнули в TƏBİB.

Теги:
Девочка, мать-одиночка, работа

Главные темы

Орбита Sputnik