04:33 26 Октября 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
33960

Российский политолог в беседе со Sputnik рассказал о том, как могут разворачиваться дальнейшие отношения Турции с США, после того, как Эрдоган потребовал от штатов выбрать между Анкарой и курдами.

Накануне президент Турции потребовал от США сделать выбор между Анкарой и курдами. На такое заявление его, по-видимому, вынудил недавний визит посланника президента США в сирийский город Кобани, находящийся под контролем курдских сил боевого крыла PYD, которые Анкара расценивает как террористов. О том, как в связи с этим могут разворачиваться дальнейшие отношения Турции с США, и как это отразится на сирийском вопросе, Sputnik побеседовал с российским политическим аналитиком, кандидатом исторических наук Олегом Кузнецовым.

- Какой, по-Вашему, может быть реакция США на такое требование Анкары? Прислушаются ли Штаты?

— Конечно же, нет. Имперская доктрина тотального господства Соединенных Штатов базируется на принципе "управляемого хаоса outsideof USA", который обеспечивает безопасность территории этой страны и позволяет иметь емкие рынки вооружений, обеспечивая тем самым заказами тяжелую индустрию Америки. Околосирийский кризис или гражданская война в этой стране –все равно как называть этот вооруженный конфликт – является необходимым компонентом реализации геополитической стратегии США, и чем дольше он будет продолжаться, тем это выгоднее официальному Вашингтону.

Не стоит забывать также и о том, что Соединенные Штаты сейчас находятся в состоянии изнуряющей гонки президентских выборов, которая не должна омрачаться какими-то спонтанными или резкими внешнеполитическими потрясениями, так как к ним не готов ни истеблишмент, ориентированный сегодня на совершенно иное, ни электорат, чьи симпатии с точностью до нескольких процентов уже известны.

Какой-то шок на международной арене может изменить расклад сил в самих США, а это пока сейчас никому из власть предержащих не нужно. Поэтому американские политики сделают все для того, чтобы сохранить средний накал конфликта на Ближнем Востоке до конца этого года, отводя в этом Турции и Саудовской Аравии роль главных раздражителей в поддержании равномерной интенсивности горения пожара этой региональной войны.

Поездка представителя президента США в курдский город Кобани на севере Сирии наглядно свидетельствует о том, что режим Эрдогана является не единственным союзником США на северном фронте сирийского конфликта. Соединенные Штаты, как опытный хозяин, никогда не кладут все яйца в одну коробку. Курды, тем более объединенные, являются для них таким же геостратегическим союзником, как и Турция, и даже большим, поскольку инициируя в той или иной форме курдский вопрос, они способны влиять на внутреннюю и внешнюю политику сразу шести стран Большого Ближнего Востока — Турции, Сирии, Ирака, Ирана, Армении и Азербайджана, — на территории которого имеются курдские общины.

Из всего сказанного выше естественным образом напрашивается логический вывод: нынешнее руководство США проигнорирует призыв Реджепа Тайипа Эрдогана, чей политический вес уменьшается день ото дня.

- Согласны ли вы с мнением некоторых экспертов, которые уже сегодня называют действия Анкары препятствием для разрешения кризиса в Сирии?

— Я и прежде называл Турцию одним из главных инициаторов околосирийского кризиса. Сегодня Сирия для Эрдогана – это как Аркольский мост для Наполеона, если удастся отстранить Асада от власти, то Эрдоган останется в своем нынешнем статусе, если Асад сохранит за собой власть, то сам Эрдоган, его исламистская партия и вся идеология неоосманизма станут достоянием истории. Эрдоган существует как серьезная политическая фигура пока продолжается сирийский кризис, направленный против законного правительства Башара Асада. Как только он будет урегулирован с восстановлением status ante bellum, то дни Эрдогана как политика будут сочтены. В этом смысле он сейчас очень похож на украинского президента Петра Порошенко, для продолжения политического бытия которого единственным условием является конфронтация с Россией. Эрдоган может удержаться у власти только в условиях bellum omnium contra omnes, собственно как и ИГ, а поэтому лично он будет всячески противодействовать восстановлению мира на Большом Ближнем Востоке.

- Каким Вы видите дальнейшее развитие отношений Москвы и Анкары в сирийском вопросе в частности?

— Судя по поведению президента России Владимира Путина, лично он уже не воспринимает Эрдогана как партнера по диалогу, а если говорить более откровенно, то просто игнорирует его. Демонстративный и оттого более оскорбительный отказ от любых телефонных разговоров, свидетелями чего мы были в конце прошлой недели, наглядное тому доказательство. Эрдоган сейчас оказался в международной изоляции: он звонит Путину, но его игнорируют; он обращается к Обаме, но его тоже здесь, я более чем уверен, проигнорируют или отделаются ничего незначащими фразами. Сегодня единственным публичным союзником Эрдогана является не менее одиозный режим Эр-Рияда, иных внешнеполитических союзников у Анкары, если не принимать в расчет Катар и Оман, находящиеся под внешним управлением США, нет.

Совершенно очевидно, что Москва избрала курс на жесткую политическую конфронтацию с Анкарой, которая будет твердо продолжаться до тех пор, сам Эрдоган, его партия и идеология неоосманизма не станут кошмарным сном в истории Турецкой республики.

Что касается отношения России к Турции в контексте сирийского кризиса, то ее официальную позицию сформулировал министр иностранный дел Сергей Лавров, заявивший на днях, что Москва не забудет Анкаре пособничества международным террористам.

Интеллектуальный посыл этого заявления, я думаю, предельно ясен – Турецкая республика в будущем снова может стать партнером России, но при условии отсутствия Эрдогана и всего его партийно-идеологического наследия.

- Президент Азербайджана Ильхам Алиев на конференции "Поддержка Сирии и региона" в Лондоне выразил боль азербайджанского народа за сирийских беженцев. Какой может быть роль Азербайджана в сирийском вопросе?

— Я знаю, что мой ответ многим в Баку может показаться резким или циничным, но какого-то другого у меня нет. Президент Ильхам Алиев сделал то, что должен был сделать как опытный политик, – он отделался общими фразами, не сказав ничего по существу, но при этом вновь смог заявить о проблеме нагорно-карабахского конфликта. Он полностью выполнил свою миссию.

Что касается роли Азербайджана в сирийском урегулировании, она будет сугубо протокольной, одобряющей все разумные миротворческие инициативы, но только на дипломатическом уровне.

Я не думаю, что официальный Баку, который столь долго и успешно дистанцируется от участия в решении всех практических вопросов сирийского кризиса, как-то вдруг изменит свою позицию. Сегодня Азербайджан переживает не самые лучшие времена с точки зрения экономического благосостояния, и в этих условиях вешать себе на шею новый хомут обязательств он вряд ли станет. Подобный подход прагматичен, рационален и крайне разумен, и я не вижу для официального Баку особой потребности в смене этого вектора поведения на международной арене. Тем более, что такая позиция полностью устраивает ключевых игроков на Ближнем Востоке – США, Россию, Иран и Израиль.

По теме

Запрос США по борьбе с ИГ может быть рассмотрен министрами обороны ЕС
Теги:
Турция

Главные темы

Орбита Sputnik