Итоги года: инстаграм как двигатель торговли

© shudu.gram / instagramПервая цифровая супермодель Шуду Грэм
Первая цифровая супермодель Шуду Грэм - Sputnik Азербайджан
Подписаться
Sputnik Style популярно объясняет, как инстаграм перекраивает фэшн-реалии по новым лекалам

«Инстаграм — один из важнейших инструментов влияния в сфере потребления» — именно так можно сформулировать ключевой фэшн-стейтмент 2018 года. Впрочем, не только «фэшн», но и «бьюти», и «лайфстайл». Коммерческий успех каждого люксового бренда теперь во многом зависит от того, насколько выгодно он преподнесен в соцсетях. Прозрачные платья, например, стали одним из главных и устойчивых фэшн-трендов 2018-го, благодаря любви блогеров.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Kylie (@kyliejenner)


Большинство марок уже подсуетились и установили прямой контакт со своей аудиторией. Как результат — о каждой отдельно взятой коллекции теперь судят не столько по продажам, сколько по масштабам хайпа (резонанса то бишь) в соцсетях. Аналитики утвердительно кивают и  рапортуют: онлайн-активности в мире лакшери способны подстегнуть активность потребительскую аж на впечатляющие 80 процентов.
Примеры? Да вот они: творения Вирджила Абло для Louis Vuitton, Алессандро Микеле для Gucci и Эди Слимана для Céline. Как бы ни бушевали критики, поколение Z — или так называемые джензеры (те, кто родились в начале нулевых) — проголосовали рублем именно за эти три коллекции, тем самым увеличив стоимость акций каждой компании почти на 40 процентов. Именно джензеры — ядро современной целевой аудитории, а значит, их предпочтения по праву можно ставить в приоритет.

Есть и другие поводы озадачиться: те самые блогеры (они же инфлюенсеры), которых раньше так презирали маститые модные критики из серьезных печатных СМИ, сегодня восседают в первых рядах, потеснив (буквально) Анну Винтур. И это не фигура речи: достаточно вспомнить, как юную рэпершу Карди Би с многомиллионной армией инстаграм-подписчиков посадили бок о бок с главным редактором Vogue на показе Alexander Wang.  «Еще год назад это было невозможно», — такой многозначительной подписью снабдил свой инстаснимок внештатный редактор The Business of Fashion и авторитетный фэшн-критик Тим Блэнкс.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Tim Blanks (@timblanks)

Каролин Даур, Леандра Медин, Руми Нили, Брайан Бой — все эти «лидеры мнений» регулярно получают предложения сделать капсульную фэшн-коллекцию, сняться в рекламе или подмахнуть многомиллионный контракт. Если раньше это была всецело прерогатива звезд ковровых дорожек, сегодня власть над модными домами, кажется, окончательно и бесповоротно отошла главным заводилам соцсетей.

2018-й запомнится еще одной занятной фишкой: виртуальными инфлюенсерами. Неожиданно? Отнюдь! Инстаграм-реальность с ее фильтрами и фейстьюном то и дело превращает земных героинь в кукол из компьютерных игр с пышной грудью, осиной талией и белоснежными зубами — и, как следствие, вполне закономерно порождает спрос на «искусственных» кумиров. Виртуальные инфлюенсеры, созданные дизайнерами в 3D-программах, не только вытесняют реальных моделей, но еще и наравне с ними несут в массы собственные идеи и ценности. Например, лицо Fenty Beauty Шуду Грэм выступает за права женщин и толерантность, а Лил Микела, рекламирующая Moncler, отстаивает интересы меньшинств, раздает интервью и снимается для обложек журналов.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от *~ MIQUELA ~* (@lilmiquela)

Благодаря все тем же соцсетям на модную орбиту вернулся винтаж: фэшн-образы с хештегом #rewearing сегодня яркий тренд. Возможно, это объясняется тем, что модники порядком пресытились и теперь чувствуют себя прекрасно, выгуливая платья, которым и по четыре года, и по 25 лет. А быть может, возымела эффект политика лидеров нормкор-движения вроде Фиби Файло и Миуччи Прады, поддерживающих права женщин и движение #metoo.

Резкий крен в экологичность, отказ от меха — об осознанности и устойчивом развитии в прошедшем году твердили все: и масс-маркет, и люкс-истеблишмент в лице Gucci, Versace, Burberry, Michael Kors и Diane von Furstenberg.

Неизвестно, что было первоочередным: желание угодить сознательным джензерам, реальный ужас перед экологической катастрофой или все тот же хайп? Как бы там ни было, очевидно одно: этот тренд едва ли получил бы столь мощную поддержку у ширнармасс, если бы не сила инстаграма.

Стало быть, от социальных сетей все-таки больше пользы, чем вреда. Хотя простить «велосипедки» и прозрачные платья в стразах нам все равно сложновато.

Лента новостей
0