12:31 03 Марта 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0230
  • EUR2.0547
НОВОСТИ
Получить короткую ссылку
115920

До нынешнего периода Карабах был тем регионом, где Запад и Россия не противоречили друг другу. Готов ли сегодня Запад принести в жертву эту, в каком-то смысле, уникальную площадку – будет видно, считает Маркедонов.

Александра Зуева, Sputnik

К концу 2020 года на Южном Кавказе произошел ряд изменений, которые повлияли на отношения как Азербайджана и России, так и России и Турции. О том, как новые реалии могут в будущем отразиться на регионе, Sputnik Азербайджан поинтересовался у ведущего научного сотрудника Центра евроатлантической безопасности ИМИ МГИМО Сергея Маркедонова.

– Каким видится будущее российско-азербайджанских отношений с учетом новых реалий на Южном Кавказе?

– Новые реалии, возникшие на Южной Кавказе, достаточно сложные. Сегодня старый набор проблем в регионе закрыт, и теперь открылся новый.

Сегодня мы видим определенную позитивную динамику в российско-азербайджанских отношениях. И не случайно, что в ходе недавней встречи в Баку со сопредседателями Минской группы президент Азербайджана Ильхам Алиев особо подчеркнул роль российского лидера Владимира Путина.

Кроме этого, в Азербайджане на высшем уровне есть позитивное отношение к российской миротворческой операции.

В то же время, нельзя не видеть и определенные общественные недовольства, которые в стране по данному поводу имеют место быть. Это мелькает и в комментариях в социальных сетях, и в различных журналистских выступлениях.

Также есть определенные общественные замеры, которые говорят о том, что вот, мол, "войну не завершили", "Россия не позволила Азербайджану полностью взять под контроль Карабах", "присутствие международной державы на территории страны – это не есть хорошо".

Президент Азербайджана встретился с вице-премьером РФ>>

Очевидно, что возникает и вопрос Турции. Москва заинтересована в том, чтобы сохранять прагматичные отношения с Анкарой, но в то же время первые российские лица говорят – "мы не союзники", "в наших отношениях есть определенные сложности, причем не только на Кавказе".

И тут возникают некоторые коллизии. Тем более, что в Азербайджане есть как российские миротворцы, так и военное присутствие турецких сил. Кроме того, строится российско-турецкий мониторинговый центр в Агдаме. И очевидно, что какие-то взгляды двух держав не могут быть тождественны.

Одним словом, в целом отношения России и Азербайджана развиваются позитивно, но есть некоторые проблемные моменты, которые будут сохранены и в будущем году.

– Мир между народами Азербайджана и Армении возможен?

– Я к концепции "мир между народами" отношусь довольно скептически. Народы разные. Нет народа с единым мнением. Мир делают политические элиты стран.

Сейчас политические элиты Азербайджана и Армении поменялись местами. Раньше с позиции триумфатора выступала армянская сторона, теперь все с точностью до наоборот. Я не думаю, что такая позиция – это что-то надежное в плане продвижения к миру.

Обе стороны по-разному смотрят на многие вопросы. Кроме этого, впереди очень тяжелый процесс делимитации и демаркации границы.

Все эти сложные моменты – серьезный тест. Посмотрим, как с этим стороны будут справляться.

– Как в контексте карабахской проблемы будут в будущем году развиваться отношения России и Запада?

– Тут стоит обратить внимание на уже прозвучавшие заявления от американских представителей.

В частности, экс-посол США в Грузии Ян Келли выразил недовольство тем, что предлагаемая "кавказская платформа" – это голоса России и Турции в регионе. Он упрекнул страны региона в том, "как они могут этого не видеть".

Да, можно сказать, что Келли бывший посол. Но тем не менее, бывшие послы все равно сохраняют определенное влияние. Это так или иначе дипломатическое сообщество.

Пиротехники МЧС России прибыли в Азербайджан с гуманитарной миссией - фото>>

Если говорить о более свежих оценках, то 22 декабря нижняя палата американского Конгресса (палата представителей) подготовила определенные запросы для Директора национальной разведки США по оценке ситуации в Карабахе.

Вопросы сформулированы достаточно детализировано и, скорее всего, определенная работа в этом направлении будет проведена. То есть, некая инвентаризация американских интересов и уточнение новой реальности.

Можно вспомнить и выступление Джо Байдена во время американских выборов. Да, карабахская тема главной там не была, но, тем не менее, было показательно, что Байден реагировал в своем выступлении на первую переговорную попытку, которая была в Москве, и его посыл бы таков – "не следует американцам уступать России лидерство на Южном Кавказе".

Мы, конечно, видим, что два сопредседателя Минской группы – США и Франция – вроде бы не возражают против того, чтобы Россия осуществляла миротворческую миссию и вроде как согласились с трехсторонним заявлением по Карабаху.

Но в то же время американцев беспокоит военное усиление России на Южном Кавказе. Прежде военных России не было в этой части Кавказа (Карабахе - ред.) – теперь они появились.

Что мы сейчас видим вокруг Карабаха? Усиление с одной стороны российской позиции, с другой – турецкой, а с третьей – иранской.

Да, Иран не является неким бенефициаром, но довольно активно проявляет интерес к происходящему в Карабахе и порой даже делает резкие заявления.

То есть, получается, что три евразийские державы – Россия, Турция и Иран делают нечто, причем не по приказу США, не при поддержке американцев и даже не с их благословения. И это, согласно американском стратегическому видению, не есть хорошо.

– Значит "палки в колеса" России США вставлять будут?

– До нынешнего периода Карабах был тем регионом, где Запад и Россия не противоречили друг другу. Готов ли сегодня Запад принести в жертву эту, в каком-то смысле, уникальную площадку – будет видно.

Теги:
Сергей Маркедонов, отношения, Запад, Россия, Азербайджан

Главные темы

Орбита Sputnik