16:15 14 Декабря 2018
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0256
  • EUR1.9314
ЖИЗНЬ

Как Н. Гаджиеву удалось убедить Хрущева не поднимать вопрос Нагорного Карабаха

ЖИЗНЬ
Получить короткую ссылку
20010

На совещании перед заседанием Политбюро ЦК КПСС Хрущев категорически отверг притязания армян, отшвырнув после доклада Гаджиева подготовленный проект постановления, заявив: «Больше этот вопрос не поднимать!»»

БАКУ, 6 июн - Новости-Азербайджан. 

О роли Назима Гаджиева, видного государственного и общественного деятеля Азербайджана 50-х – начала 60-х годов, в отстаивании территориальной целостности Азербайджана рассказывает его сын - зав кафедрой государственного и муниципального права Архангельского Северного Института Предпринимательства, доктор исторических наук, профессор Айдын Гаджиев

- 6 июня исполнилось 90 лет со дня рождения вашего отца. Чем прославился этот молодой, симпатичный, вечно улыбчивый человек, почему его уход из жизни поверг более полувека тому назад в такую неподдельную скорбь жителей республики? Ведь по воспоминаниям очевидцев, 1 августа 1962 года в ознаменование траура по Назиму Гаджиеву были отменены все вступительные экзамены в учебные заведения республики… 

 - Более того, хочу вам сказать, что во время шествия многотысячной толпы людей, растянувшейся на множество кварталов, гроб с его телом несли на руках до самой Аллеи Почетного Захоронения. А когда его вносили в ворота Аллеи, то конец процессии находился еще в начале Парковой улицы, и в момент погребения промышленные предприятия приостановили всю работу...

Дабы читатель прочувствовал саму суть той эпохи и предпосылки кульминации его государственно-политической деятельности, о которой будет идти речь, начну с того, что Назим Гаджиев взошел на олимп государственно-партийной иерархии еще, будучи совсем молодым 28-летним человеком в качестве первого секретаря ЦК ЛКСМ Азербайджана. Шел предпоследний год правления деспотичного, но не лишенного чувства справедливости и объективности Мир Джафара Багирова. Грозного руководителя республики немало поразил факт неподчинения членов пленума ЦК комсомола еще в 1951 году при избрании секретаря ЦК ЛКСМ по пропаганде решению руководства ЦК партии о рекомендации одного из кандидатов и их единодушное желание видеть на этом посту именно Назима Гаджиева. М. Багиров при всем своем диктаторском характере не пошел против воли членов пленума и утвердил его на этой должности.

Через год, убедившись в правомерности воли передовой молодежи республики, уже сам Мир Джафар Багиров выступил с инициативой избрания Назима Гаджиева первым секретарем ЦК комсомола.

- Я читал еще у Османа Мирзоева, что в течение всей своей четырехлетней деятельности в этом качестве Назим Гаджиев, по воспоминаниям его соратников, являлся истинным, а не навязанным партноменклатурой лидером азербайджанской молодежи….

- Да, вы правы! Добавлю, что молодому поколению пятидесятых врезался в память образ, по выражению известного в прошлом писателя-журналиста Александра Кикнадзе, «энергичного, улыбчивого человека, вечно окруженного людьми». Объяснялась она рядом факторов, составляющих саму его природу, о чем искренне эмоционально писал в своих мемуарах известный в 50-60-х годах партийно-государственный деятель Алескер Ализаде. «Назим Гаджиев, - подчеркивал он, - был человеком дальновидным, прекрасно знающим свое дело, безукоризненно владеющим русским и азербайджанским языками, обладающим незаурядным ораторским талантом и всеми нитями своей души крепко связанным со своим народом». «Я многому научился у Назим муаллима,- продолжает он свою мысль, - ….. и прежде всего, бескомпромиссному служению нашим национальным интересам!».

А вот один из метров республиканской, да и бывшей союзной журналистики Лев Полонский, вспоминал в своих воспоминаниях: «Его выступления,  лишенные назидательности, были результатом раздумий, наблюдательности, несли в себе заряд юмора. Он с легкостью и всегда, кстати, ссылался на литературные источники, цитировал произведения азербайджанских и русских писателей, и даже находил подходящие цитаты у Мопассана и Шекспира». «Авторитет республиканской комсомольской организации в его бытность был настолько высок, - утверждал Лев Полонский, - что любой из приглашенных министров не смел, отказаться от участия в заседании, где обсуждались вопросы того или иного ведомства».

Не по возрасту высок был его авторитет в качестве молодежного лидера не только в молодежной среде, но и в других слоях общества. Это позволяло ему влиять на решение многих вопросов, связанных с развитием республики в целом. С его мнением считались представители высших государственно-политических кругов. Увы, это порождало чувство нездоровой бюрократической ревности многих чиновников от партии и правительства, опасавшихся видеть в его лице сильного конкурента на высшую власть в республике. Но простые люди в своем большинстве, приветствовали появление еще одного принципиального, честного, объективного молодого руководителя.

- Есть информация, что Назим Гаджиев решал вопрос и репатриации турок-месхетинцев.. 

- Да, находясь на работе в аппарате ЦК КПСС, да еще и на ответственной позиции в отделе организационно-партийных органов, что само по себе было для республики явлением чрезвычайно редким, Назим Гаджиев завоевал авторитет в глазах высшего эшелона власти в СССР, в частности самого Н.С. Хрущева. И свидетельством тому явилось назначение его председателем комиссии по делам турок-месхетинцев, обратившихся к союзному руководству с просьбой о репатриации на ахалакские и ахалцихские земли, где они проживали в течение столетий.

В итоге, предложения комиссии под руководством отца о поэтапной репатриации турок-месхетинцев, первой фазой которой было бы их расселение на территории Азербайджана, в ходе совещании у Н.С. Хрущева, были одобрены.

- А к началу 60-х, насколько мне известно, ваш отец возвращается в республику?

- Да, в начале 1960 года Назим Гаджиев в неполные 36 лет избирается секретарем ЦК КП Азербайджана по идеологии. Интересен факт, что вошедший параллельно с ним в руководство Азербайджана В.Е. Семичастный – будущий председатель КГБ СССР, в своих воспоминаниях подчеркивал: «Секретарем ЦК партии по пропаганде был Назим Гаджиев…грамотный, подготовленный, высокой культуры человек…среди интеллигенции Назим пользовался очень большим уважением!»
Более того, своеобразным признанием его деяний в области развития научной сферы может служить телеграмма гения отечественной науки, президента Академии наук

Азербайджана в то время Юсифа Мамедалиева, посланная им Назиму Гаджиеву в день его рождения во время его нахождения на лечении в кремлевской больнице в Москве: «Глубокоуважаемый, дорогой Назим Мамедович! Прошу принять сердечные поздравления и самые наилучшие пожелания доброго здоровья, отличного самочувствия и долгих лет жизни на радость друзьям и во славу развития культуры и науки нашего народа, чему так плодотворно и беззаветно служите вы – Юсиф Мамедалиев».

В этом контексте приведу мысли о нем еще одного корифея азербайджанской науки Гасана Абдуллаева, высказанного им в беседе со мной и опубликованной в моей книге об отце «Все понять, но не все простить»: «Как жаль, что Назим умер так рано! Если бы ты знал, какие были у нас планы по развитию науки, и в частности ядерной физики в Азербайджане. Многое из задуманного удалось, потом выполнить и, к сожалению, без него, но были такие вопросы, которые мы могли решить только в то время, и только с его помощью…».

- А каковы были взаимоотношения между вашим отцом и корифеем азербайджанской музыки маэстро Ниязи? И вообще, каков был его авторитет в творческой среде?

- В этой связи позволю себе остановить внимание читателей на мемуарах покойной супруги Ниязи – Хаджар ханум, изданные в 1987 году. Она вспоминала: «Было время, когда Ниязи никого не хотел дирижировать, кроме Кара Караева, чем обижал многих других композиторов… я вынуждена была обратиться к секретарю ЦК КП Азербайджана Назиму Гаджиеву с просьбой повлиять на Ниязи. И только его вмешательство заставило Ниязи включить в программу произведения других авторов». Это, безусловно, свидетельствует о его непререкаемом авторитете в среде творческой элиты Азербайджана.

И именно  отец явился инициатором и организатором съезда ашугов, прошедшего в сентябре 1961 года и фактически возродившего этот древний вид азербайджанского фольклорного музыкального искусства, ибо в последний раз до этого ашуги собирались на свой съезд лишь в 1928 году.
А говоря о его принципах подбора и воспитания кадров, достаточно упомянуть формулировку известного журналиста, партийно-государственного деятеля республики Азата Шарифова, употребленную им и в своих мемуарах, и в статьях: ««Назим Мамедович буквально селекционировал национальные кадры, отбирая лучших из лучших»!

- Задам, пожалуй, самый важный вопрос. Немногим известно, что апофеозом всей общественно-государственной деятельности Назим Гаджиева стали его действия по отстаиванию территориальной целостности Азербайджана. ..

- Да. 18 октября 1960 года появилось обращение армянской буржуазно-национальной партии «Рамгавар» в газете «Байкар» («Борьба»), издаваемой в Бостоне (США) и датируемой 18 октября 1960 года, с просьбой «подарить» в честь 40-летия установления Советской власти в Армении ей весь Карабах и Нахчыван. Это событие провело четкую грань в жизни отца -  до и после!

Поднятый при поддержке А.Микояна в столь «милой» «дружелюбной» форме, ибо в обращении содержались реверансы в адрес азербайджанского руководства, вопрос территориальных уступок, грозил перерасти в серьезную проблему для всего Советского государства. В республиканское ЦК направляется письмо с номером газеты, содержащей это обращение и сопроводительным письмом ЦК КПСС, в котором рекомендовалось с учетом буржуазно-националистической природы партии «Рамгавар» обсудить и составить ответ на это обращение.

Назим Гаджиев, как секретарь ЦК по идеологии, возглавил комиссию по составлению текста письма азербайджанского руководства. Он сформировал специальную группу, включающую в себя историков, правоведов, картографов, ответственных работников ЦК партии и Совмина республики.
Один из участников этой группы - бывший государственный и партийный работник Джавид Мехтиев так вспоминает это событие: «Припоминаю конец 1960 года. Тогда я работал ответственным работником Совета Министров и был у секретаря ЦК АКП Н. М. Гаджиева по поводу подготовки материалов для обсуждения на заседании Политбюро (Президиума – авт.) ЦК КПСС, где официально должен был рассматриваться вопрос о передаче НКАО (и Нахчывана – ред.) соседней республике. Отстоять бесспорную для нас позицию, было поручено работавшему до этого в ЦК КПСС Назиму Гаджиеву».

Справка, документально и аргументировано отстаивавшая территориальную неприкосновенность Азербайджана, была составлена и за подписью Назима Гаджиев направлена в ЦК КПСС. Несмотря на это, он был приглашен на заседание секретариата ЦК, формировавшего повестку дня очередного заседания Президиума ЦК. Согласовав основные моменты в позиции азербайджанского руководства по этому вопросу с Вели Ахундовым и Владимиром Семичастным и, опираясь на их поддержку, Назим Гаджиев за три дня до заседания прилетел в Москву.

В оставшиеся до заседания дни он встречался с председателем КГБ Александром Шелепиным – его другом, коллегой и руководителем по работе в комсомоле, с секретарями ЦК КПСС, курирующими идеологическую сферу Л. Ильичевым и Е. Фурцевой, тепло относившихся к нему.
В конфиденциальной беседе с ними отец еще раз препарирует буквально все невидимые не вооруженным глазом нюансы и всю политическую международную подоплеку этого дела и заручается их поддержкой. Будучи самыми близкими и приближенными к Н. Хрущеву людьми, они соответственно и преподнесли ему информацию по этому вопросу.

Но, несмотря на это и всю объективную очевидность неправомерности и ущербности для всего Союза изменения межреспубликанских границ внутри его, заседание секретариата прошло в полемической форме ввиду особого мнения по этому вопросу А. Микояна. Не трудно догадаться, в чем состояло это особое мнение.
Однако, обвиняя Назима Гаджиева после сделанного им доклада в проявлении национализма, А.Микоян получает неожиданный для него, жесткий отпор от самого Н.Хрущева, в чем и сработала схема, задуманная отцом за три дня до заседания.

- Вы знаете, в чем состоял план вашего отца?

- Главное в том, что он, обладая авторитетом в глазах самых близких Хрущеву руководителей и их доверием, смог убедить их в справедливости нашей позиции и воздействовать, таким образом, на мнение высшего руководителя СССР.  Это описано в воспоминаниях Д. Мехтиева: «В начале 1961 года с Н. М. Гаджиевым мы обсуждали план издания красочно иллюстрированной брошюры «Культура Азербайджана», и он рассказал о том, как и на этот раз отстояли Нагорный Карабах ( и Нахчыван – ред.) несмотря на попытки руководителей Армении, их представителей, окопавшихся во всех структурах партийной иерархии Москвы, зарубежной диаспоры, роль в этом А. Микояна, идеолога партии М. Суслова. И если бы не Н. С. Хрущев, о котором Гаджиев отозвался с душевной теплотой, то мы потеряли бы этот край. На совещании перед заседанием Политбюро (Президиума – авт.) ЦК КПСС он категорически отверг притязания армян, отшвырнув после доклада Гаджиева подготовленный проект постановления, заявив: «Больше этот вопрос не поднимать!»».

Почти в идентичном контексте это событие было описано вице-президентом Нефтяной Восточной Академии, профессором Чапаем Султановым в своей книге «Нашествие»: «На известном заседании …обсуждался вопрос о территориальных претензиях Армении к Азербайджану на Нагорный Карабах и Нахичевань, резкую и глубоко аргументированную отповедь «армянским товарищам» дал секретарь ЦК Компартии Азербайджана Назим Гаджиев. Назим Гаджиев был в дружеских отношениях с родственниками автора, и автор из его уст слушал пересказ полемики с Микояном. Никто из членов Политбюро в то время откровенно и однозначно не поддержал «армянских товарищей» и А. Микояна».

Этот исторический факт и роль Назима Гаджиева в отстаивании территориальной целостности республики, получили свое отражение и во второй книге Анатолия Помпеева под названием «Кровавый омут Карабаха».

Но долго радоваться ему этим триумфом ему не довелось. Коварная болезнь, спровоцированная невероятным напряжением нервной системы, физических и умственных сил, усугубленная неправильно проведенной в кремлевской больнице профессором А. Абрамяном операции, нескончаемые интриги складывающейся уже в те времена прослойки государственно-партийной бюрократии у него за спиной, привела к трагедии….
Приходится сожалеть, что к 90-летию Назима Гаджиева мы не сможем принести букет цветов к мемориальной доске на доме, где он жил, поскольку она вообще не была установлена. А на его могиле в Аллее Почетного Захоронения, в диссонанс всем другим могилам, не установлена даже головная надгробная плита с ясной и четкой надписью его имени и фамилии...

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Подземная мечеть Караман-ата

    Старинные религиозные сооружения, ранее неизвестные властям региона, нашли археологи в ходе экспедиции в Мангистауской области.

  • Архивное фото президента Сооронбая Жээнбекова и экс-президента Алмазбека Атамбаева

    Эксперты о своеобразном противостоянии между бывшим и нынешним президентами Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым и Сооронбаем Жээнбековым.

  • Проставление штампа в паспорте на белорусской таможне

    Президент Беларуси Александр Лукашенко рассказал, когда будет подписано соглашение с Россией о взаимном признании виз.