06:26 18 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • EUR2.0014
  • RUB0.0234
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
138330

Когда Азербайджан станет Испанией, обретет такой же вес и таких же союзников, тогда Карабах и станет его внутренним делом, считает эксперт Андрей Епифанцев.

Александра Зуева, Sputnik Азербайджан

В Каталонии первого октября состоялось голосование на референдуме о независимости. А немногим ранее, 25 сентября, прошел референдум в "Иракском Курдистане" о независимости автономии от остального Ирака. О том, чего ждать от данной ситуации и какими могут быть последствия этих отделений, Sputnik Азербайджан побеседовал с российским политологом, главой аналитического бюро Alte Et Certe Андреем Епифанцевым.

— Каталония — "Иракский Курдистан". Что вы думаете о появлении новых образований путем референдумов?

— В этом вопросе нет ничего нового, и прецеденты Каталонии и "Курдистана" ничего не меняют в принципе. В реальной политике и в условиях кризиса международного права просто провести референдум о независимости мало. Должен сложиться еще целый ряд условий, которые позволят какой-то территории достигнуть реальной независимости и быть признанной международным сообществом. Теоретически, в идеальной ситуации главным из таких условий должно быть соответствие данного референдума конституции страны и международному праву.

В действительности же и в прошлом, и сейчас соблюсти это правило почти никогда не удается, потому что страны устанавливают внутреннее законодательство таким образом, что в подавляющем большинстве какая-то территория просто не имеет законной возможности выхода. Например, путем прямого запрета на это, или когда голосовать за отделение части государства должна вся страна, в то время как титульное большинство и территории, которые как правило против отделения, "перевешивают" национальные, и у меньшинств просто нет возможности добиться своего отделения легальным путем.

Эту тенденцию закрепляет и международное право, одним из постулатов которого является признание государств в их существующих границах и, следовательно, непризнание новых, "выломившихся" их старых при несогласии на то последних.

В отсутствии легального пути на отделение в действие вступает реальная политика – это выведение малыми нациями титульных территорий и наций из "зоны комфорта" путем создания им проблем самым разнообразным путем – от демонстраций, митингов и прочих инструментов гражданского неповиновения, до актов насилия, которые у нас принято называть террористическими и до втягивания в конфликт иностранных держав, которым выгодно ослабление больших стран и их раскол на меньшие.

Огромное количество современных государств, активно противостоящих сепаратистским тенденциям, в свое время сами появились на свет именно таким образом. Например, те же США.

И вот только если желающая отколоться территория может либо убедить другую часть своей страны в необходимости своего выхода мирным путем, как, например, в свое время развелись Чехия и Словакия, либо если у этой территории достаточно сил, чтобы победить или условно победить свою "предыдущую" страну, то это отделение может состояться, в том числе даже с противоречием некоторым положениям международного права.

Но, повторяю, это именно то, что происходило всегда в Новейшее время, и примеры Каталонии или Курдистана здесь ничего не меняют. Выйти из состава своих "предыдущих" стран законным путем у них шансов нет, а смогут ли они сделать это политическими или даже насильственными методами, им предстоит еще только доказать. На мой взгляд, шансов на это немного. Особенно у курдов.

 Министерство иностранных дел России заявило, что считает ситуацию в Каталонии внутренним делом Испании. Почему же тогда Карабах — не внутреннее дело Азербайджана?

— Потому что это несравнимые ситуации. Каждая ситуация с отделением частей стран в чем-то уникальна, но здесь речь идет о принципиальных отличиях.

Во-первых, в случае Каталонии нет международного конфликта, то есть не вовлечена никакая третья страна, как Армения в случае Нагорного Карабаха, а значит это действительно дело только Испании.

Во-вторых, опасность полномасштабной войны и массовой гибели мирных жителей в Каталонии отсутствует, в то время как в Карабахе она была, остается, а по сравнению с ситуацией еще пятилетней давности даже усиливается. В этих условиях международное сообщество просто не может остаться в стороне.

В-третьих, в отношении Испании не существует отдельных резолюций ООН, де-факто накладывающих на нее ограничения по использованию силы в Каталонии, в то время как по карабахскому урегулированию есть целых четыре такие резолюции, которые не только признают Карабах частью Азербайджана, о чем часто напоминают в Баку, но и рекомендуют ему восстановить свой суверенитет над этой территорией мирным путем.

Ну и, наверное, главное, четвертое: невозможно сравнивать Испанию и Азербайджан. Ни по весу этих стран в мировой политике, ни по отношению и интересу к ним иных стран, ни — что очень важно! — по величине тех проблем, которые они, и их союзники смогут создать тем странам, которые попытаются вмешаться в их внутренние дела и вести дело в невыгодном для этих стран ключе.

Суммируя ответ: да, законы для всех одинаковы, но не надо идеализировать международное право, особенно в наше время. Вот когда Азербайджан станет Испанией, обретет такой же вес, таких же союзников и такие же инструменты, удерживающие его от войн и массовых жертв, тогда Карабах и станет его внутренним делом. Хотя что-то мне подсказывает, что в этом случае и на пути к этому конфликт в Карабахе просто прекратит существование.

Главные темы

Орбита Sputnik