11:31 29 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
89 0 0

В том, чтобы покинуть соглашение по ядерной программе, иранская сторона не заинтересована, так как этот документ является ключевым достижением администрации Роухани.

Тегерану не позволят иметь ядерное оружие, заявила постпред США при ООН Никки Хейли в ответ на заявление президента Ирана Хасана Роухани о возможности выхода страны из соглашения по ядерной программе. О том, как может в дальнейшем развиваться ситуация вокруг противостояния США и Ирана, Sputnik Азербайджан побеседовал с консультантом ПИР-Центра, иранистом Адланом Маргоевым.

— Периодически звучат разговоры о том, что у Ирана якобы уже имеется или вот-вот появится ядерное оружие (ЯО). Насколько верны подобные предположения?

— На данный момент ядерного оружия у Ирана нет, и они даже не готовятся к его созданию.

Консультант ПИР-Центра, иранист Адлан Маргоев
© Photo : Личный архив А.Маргоева
Консультант ПИР-Центра, иранист Адлан Маргоев

И хотя в отчете МАГАТЭ, который был выпущен после заключения соглашения по ядерной программе, было отмечено, что до 2003 года в Иране проводились разработки в области ядерных технологий, которые так или иначе могли быть совместимы с целью создать ядерное оружие, нет никаких указаний на то, что оно ими разрабатывалось.

То есть, те исследования, которые проводились, означают, что у Ирана был некий потенциал продвинуться к созданию ядерного оружия, но говорить о том, что оно у страны было, нельзя. Кроме того, у Тегерана никогда не было и технических возможностей для этого.

 Если ядерного оружия у Тегерана нет, не было, и он даже не собирается его создавать, тогда к чему вся эта истерия, нагнетаемая США вокруг Ирана?

— Российские официальные переговорщики по Ирану считали всегда, что иранский вопрос политизирован Соединенными Штатами, так как любая нетранспарентность в ядерной программе сразу интерпретировалась американцами, как намерение Ирана создать ЯО.

Разумеется, Иран хотел развиваться в области ядерных технологий. И нельзя отрицать, что на каком-то этапе руководством Ирана обдумывались задачи по возможному созданию ЯО, но говорить, что была такая установка и к ней продвигались – то есть, была задача создать ядерную боеголовку – не стоит.

 В свое время и про КНДР говорили, что она ничего из себя не представляет, а теперь мы видим, что страна являет собой серьезного противника для самих США. Не может ли и Иран заинтересоваться этим примером?

— Я не буду комментировать возможности КНДР, так как в этом вопросе расходятся понимания российской и американской стороны. Но разумеется, Северная Корея гораздо более продвинута в области развития ядерных технологий. К тому же, у них уже есть ядерные взрывные устройства.

Однако, для КНДР наличие ЯО было крайне необходимо, потому как в Пхеньяне считают, что оно обеспечит сохранение нынешнего строя. Для них ЯО – это гарант того, что США не нападут на Северную Корею, не будет военных действий, не будет свержения руководства страны.

В Иране же эта угроза стоит в меньшей степени. У него технические угрозы и противостояние в рамках региона больше идут от Саудовской Аравии и Израиля.

А КНДР признает единственным и основным своим соперником США. И в этом плане, чтобы сдерживать американцев, для КНДР важно разработать именно ЯО и иметь его. Причем это делается не для того, чтобы его применить, а для того, чтобы обладать им и таким образом сдерживать США. Для Ирана же иметь ЯО ради выживания необходимости нет, так как там идет другой подсчет интересов.

 Насколько вероятно, что Иран покинет соглашение по ядерной программе?

— Если технические возможность еще можно измерить, то измерить политические намерения весьма сложно. И здесь можно только поставить себя на место той или иной стороны и просчитать издержки, которые мог был принести этот выход из соглашения.

Иранская сторона в наименьшей степени заинтересована в том, чтобы покинуть это соглашение, так как оно является ключевым достижением Роухани и его команды.

Если посмотреть на то, чего добилась администрация Роухани за его первый срок, то станет ясно, что других достижений такого уровня у этой команды больше нет. Соглашение заслуживает того, чтобы им можно было гордиться, потому что оно обеспечивает развитие Ирана с наименьшими препятствиями. При санкциях со стороны Совета безопасности ООН, санкций против нефтяной промышленности, страхового рынка, против других отраслей экономики и против инвестиций в иранскую экономику, говорить о том, что Иран мог как-то развиваться в области экономики – сложно.

Все предвыборные обещания Роухани в области экономики были завязаны на том, что самые губительные санкции, введенные с 2010 по 2014 годы, будут сняты. И затем администрация Роухани перейдет на макроэкономическую стабилизацию и дальнейший рост экономики.

Иран уже выполнил свои обещания по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. В связи с этим, даже выйдя из соглашения, он не сможет в считанные часы вернуть свою программу в то состояние, в котором она была до соглашения. Это, по крайней мере, технически сложно, если не сказать невозможно. Во всяком случае, в очень короткий срок это точно невозможно.

В настоящее время Иран абсолютно не заинтересован в том, чтобы выходить из соглашения. Такой шаг может быть предпринят иранской стороной только в том случае, если соглашение будет невозможно спасти. Но, опять-таки, первыми они это вряд ли сделают.

По теме

Саудиты хотят мира с Ираном: "утка" или неосмотрительная утечка?
Эксперт: Ирану становится все сложнее и сложнее
Иран продолжит разработку ракетной программы
Теги:
Выход, Ядерная программа Ирана, Отказ, Соглашение, Адлан Маргоев, Иран

Главные темы

Орбита Sputnik