07:12 21 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • EUR1.9912
  • RUB0.0232
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
108612

Военные РФ могут принять участие в "Афринской операции", нацеленной на то, чтобы устранить группировки сирийских курдов в регионе Африн и помешать образованию ими единого фронта с отрядами "Пешмерга" в Ираке.

Денис Коркодинов, российский политтехнолог

Встреча президента Турции Реджепа Эрдогана с министром обороны России Сергеем Шойгу состоялась 2 июля в 2017 года в Стамбуле. Основная повестка дня российско-турецкой встречи сводится к обсуждению деталей военной кампании Анкары на северо-западе Сирии.

Глава оборонного ведомства РФ намерен получить гарантии турецкой стороны относительно возможности российского участия в наступательных операциях в окрестностях города Тель-Рифат и авиабазы Минак, а также обеспечения воздушного прикрытия ВС Турции по направлению Ааз — Кель Джибрин — Мари восточнее и западнее Идлиба.

Политтехнолог Денис Коркодинов
© Photo : Личный архив
Политтехнолог Денис Коркодинов

Несмотря на закрытый для прессы формат проводимых переговоров, очевидно, что Владимир Путин посредством своего представителя планирует согласовать роль своих вооруженных сил в так называемой "Афринской операции", инициированной Реджепом Эрдоганом. Целью данной операции является нейтрализация группировок сирийских курдов в регионе Африн на северо-западе САР с тем, чтобы не позволить им предпринять усилие по образованию единого фронта с отрядами "Пешмерга" в Ираке. На фоне предстоящего курдского референдума, намеченного на сентябрь 2017 года, усилия по противодействию угрозе интеграции курдских кантонов рассматриваются в качестве вполне обоснованных как в Москве, так и в Анкаре. Турция и Россия посредством широкомасштабного наступления в Сирии намерены сорвать курдский референдум или, по крайней мере, существенно снизить явку избирателей к урнам для голосования.

Въезд в сирийский город Африн на границе с Турцией
© AFP 2021 / George OURFALIAN
Въезд в сирийский город Африн на границе с Турцией

Во всяком случае, отвлечение значительной доли сил курдов на ведение военных действий может привести к расколу внутри курдского истеблишмента. Так, под влиянием турецкого наступления может обостриться конфликт между администрациями Эль-Камышлы и Эрбиля: первые будут всецело поглощены антитурецкой истерией, не имея возможности консолидироваться в целях предстоящего референдума, другие будут настроены исключительно на политические преобразования, которые окажутся выполнимыми, в том числе, посредством определенных уступок Анкаре и Москве, что для сирийских курдов будет представлено в качестве акта предательства.

Вместе с тем, стоит отметить, что Россия не настроена предоставлять Турции шанс на сокрушительный разгром сил "YPG", сосредоточенных в Африне. Речь может быть лишь о символическом давлении на курдов с тем, чтобы дискредитировать формат предстоящего плебисцитарного проявления. В этом смысле, военная операция Турции на северо-западе Сирии, по мнению Кремля, должна иметь не столько силовое, сколько политическое разрешение. Однако в Анкаре считают несколько иначе: для турков курды — воплощение абсолютного зла, которое должно быть искоренено любой ценой. Поэтому Турция рассматривает "Афринскую операцию" как уникальный повод для того, чтобы полностью блокировать так называемый "Западный Курдистан" от всего остального мира, отчего не в восторге российская сторона. В конце концов, сотрудничество с курдами входит в повестку дня Москвы, которая планирует использовать их в качестве оружия давления на Реджепа Эрдогана на случай, если он предпочтет "играть не по правилам".

Для согласования этих "правил игры" Сергей Шойгу и явился в Стамбул для встречи с турецким лидером. Последний, впрочем, не очень заинтересован считаться с кем-либо, когда дело касается курдов, но, испытывая потребность в значительной поддержке со стороны ВКС РФ, будет вынужден согласиться с Москвой, пойдя на определенные уступки.

Скорее всего, данные уступки будут связаны с тем, что накануне активной фазы анонсируемой военной операции курдам позволят посредством специально созданных гуманитарных коридоров благополучно покинуть места своей дислокации с тем, чтобы предотвратить массовые потери в живой силе и технике.

Тем не менее, не приходится сомневаться, что вследствие проведенной двухсторонней встречи в формате "Шойгу — Эрдоган" Сирия оказалась на грани большого "военного спектакля": вначале курдам позволят уйти на безопасное расстояние, затем, скорее всего, будет организован воздушный удар по относительно пустующим курдским позициям на северо-западе САР, после чего сухопутные подразделения турецкой армии при "молчании" российских ПВО и поддержке с воздуха займут ключевые позиции в окрестностях Идлиба и Африна.

При этом основным предметом торга станет то, кому достанется пальма первенства в деле непосредственного штурма городов, осада которых может длиться от двух до пяти месяцев. И именно на этом этапе торга Россия может анонсировать режим гуманитарной катастрофы в Африне и Идлибе, как это было на примере Алеппо, и благополучно занять высвобожденную территорию, оттеснив при этом и сирийские правительственные войска, и курдов, да и самих турок.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

По теме

Эрдоган проведет переговоры с Шойгу
Теги:
Сирия, Турция, Россия, Ирак, Денис Коркодинов

Главные темы

Орбита Sputnik