22:29 28 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
16030

Ядерная программа Пхеньяна была изначально милитаристской, с самого начала речь шла о создании атомной бомбы, а не атомной электростанции. Бомбы уже созданы – и атомная, и термоядерная, считает Кузнецов.

БАКУ, 22 янв — Sputnik. Россия и Южная Корея обеспокоены объявленным властями КНДР испытанием водородной бомбы. В связи с этим, страны обменялись мнениями о перспективах урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова, сообщает РИА Новости со ссылкой на заявление МИД РФ. О том, чем в целом грозит миру ядерная проблема Корейского полуострова, Sputnik побеседовал с российским политическим аналитиком, кандидатом исторических наук Олегом Кузнецовым.

- К чему, по-вашему, могут прийти Россия и Южная Корея в обсуждениях данной проблемы?

— Для современной России, и это надо понимать вполне отчетливо, Республика Корея (более привычное для уха постсоветского человека неофициальное название этой страны – Южная Корея) является более близким и партнерским государством, чем Северная Корея или КНДР. Поэтому совсем не удивительно, что МИД России сделало такое совместное заявление. В момент кризиса и распада СССР – с середины 1980-х до середины 1990-х – достаточно острым был вопрос политической реабилитации советских корейцев, интернированных в трудовые лагеря в Сибири и в Среднюю Азию после советско-японского вооруженного конфликта 1938 года вокруг озера Хасан и реки Туманная. Республика Корея в этом вопросе проявила активность и настойчивость, а постсоветская Россия – понимание и уступчивость, что позволило обеим странам очень быстро найти язык на международной арене. В 2003 году, к 50-летию окончания Корейской войны 1950-1953 годов, Россия рассекретила все архивные материалы об участии советских военных в этом вооруженном конфликте, что еще более укрепило политический диалог двух стран.

Сегодня Республика Корея является одной из немногих стран, плотно находящихся в орбите внешней политики США, на территории которой размещены американское военные базы, и которая при этом сегодня не находится с Россией в состоянии военно-политической конфронтации. Поэтому факт дипломатического диалога между Москвой и Сеулом по проблеме ядерного оружия КНДР является естественным и закономерным продолжением межгосударственных отношений последней четверти века.

- Как вы считаете, к чему может привести ядерная проблема Корейского полуострова?

— Это будет головной болью соседствующих с КНДР стран – России, Китая, Японии, Южной Кореи, Тайваня и отличным поводом для США вмешиваться во внутренние дела стран этого сегмента Азиатско-Тихоокеанского региона планеты. Я не являюсь военным экспертом, но мнение специалистов в этой сфере, чье слово для меня является весомым и авторитетным, заставляет меня придерживаться мнения о том, что ядерное оружие Северной Кореи имеет сугубо оборонительное назначение и является единственной для северокорейского политического режима гарантией его самосохранения и физического существования. Чтобы превратить это оружие в наступательное, мало иметь ядерный боезаряд, необходимо располагать техническими средствами для его доставки к цели, а вот с этим у Пхеньяна, как я понимаю, есть достаточно большие проблемы.

Если вдруг с какого-то перепуга политическое руководство КНДР решило вести ядерную войну, то единственным надежным средством доставки ядерных боезарядов могут быть сегодня только малые дизель-электрические подводные лодки, исполняющие роль камикадзе, ибо воздушные средства доставки – северокорейские самолеты и ракеты – могут быть обнаружены и уничтожены силами ПВО России, США, Японии или Южной Кореи еще над территорией этой страны. Поэтому надо понимать, что в данный момент времени Северная Корея технически не в состоянии начать наступательную ядерную войну, но способно ответить серией атомных взрывов на любое вторжение на ее территорию.

Словом, все как в басне Лопе де Вега "Собака на сене". Было бы абсурдом полагать, что северокорейцы взорвут сами себя без какой-либо внешней причины, но способны это сделать в условиях внешней агрессии. Поэтому ядерное и теперь уже термоядерное оружие КНДР является фактором, извините за каламбур, нестабильной стабильности на Дальнем Востоке.

- Какова роль Москвы во всем этом?

— Думаю, что у Москвы сегодня нет реальных рычагов влияния на Пхеньян, Россия сегодня является такой же заложницей ситуации, как и Южная Корея или Япония. Единственной страной, которая способна в настоящий момент повлиять на политический режим КНДР, является Китай, который поставляет в Северную Корею основной объем продовольствия и товаров потребления. Москва в этом вопросе может только просить Пекин воздействовать на Пхеньян, и не более того, используя для этого или двусторонние контакты, или ресурсы международных организаций типа Шанхайской организации сотрудничества.

Роли со словами в этом политическом спектакле Москва не имеет, равно как не имеет ни одна другая мировая столица, кроме Пекина. Любое ужесточение международных санкций лишь укрепит режим чучхе, поэтому подобные инициативы со стороны Японии, США и Южной Кореи – скорее политические демарши, чем реальные военно-политические шаги.

Парадокс: сегодня существование ядерной проблемы Северной Кореи выгодно всем крупным игрокам на международной арене, поскольку она объясняет и оправдывает абсолютно все действия по дальнейшей милитаризации Азиатско-тихоокеанского региона и созданию на его территории различных блоков и союзов помимо уже существующих. Этим обстоятельством Вашингтон, Токио, Пекин весьма активно пользуются, что позволяет в очередной раз повторить тезис о стабильной нестабильности.

- Ожидает ли Северную Корею судьба Ирана, на который на долгие годы были наложены санкции, которые сняли лишь на днях?

— Конечно же, нет, и этому есть несколько причин. Во-первых, Иран никогда не имел собственного ядерного оружия и только готовился его создать, КНДР такое оружие уже имеет, и это обстоятельство ставит обе страны в совершенно неравные условия. Во-вторых, иранская ядерная программа имела так называемое "двойное" назначение: с одной стороны, Тереган мечтал заполучить ядерное оружие, но, с другой стороны, он одновременно с этим развивал и "мирный атом", создавая атомную электроэнергетику как материальную базу дальнейшего экономического роста. Тегеран имел физическую возможность и поэтому смог отказаться от одной части программы – военной – ради реализации другой – гражданской или экономической.

Ядерная программа Пхеньяна была изначально милитаристской, речь изначально шла о создании атомной бомбы, а не атомной электростанции. Бомбы уже созданы – и атомная, и термоядерная. По сути, вся ядерная программа КНДР уже завершена, поэтому в отношении нее глупо вводить какие-то санкции. Нельзя остановить процесс, который уже завершен.

Безусловно, сейчас можно лоббировать любые санкции в отношении Пхеньяна, но они будут направлены на изъятие у него ядерного оружия, а не противодействие его созданию, и в этом смысле ставить знак равенства между Тегераном и Пхеньяном просто абсурдно. Это прекрасно понимают и в Москве, и в Вашингтоне, и в Токио, и в Сеуле, и в Пекине, поэтому внешнеполитические ведомства этих стран декларативно "выражают озабоченность", не имея возможности предпринять конкретных шагов.

- Действительно ли ядерная программа КНДР угрожает другим странам?

— Техногенная угроза любого "управляемого атома" – и военного, и мирного – существует всегда, пример аварии на Чернобыльской АЭС – ярчайшее тому подтверждение. Жить по соседству с ядерным объектом – не очень радостная перспектива. Но в очень многих странах мира люди живут бок о бок с ядерными реакторами, и не испытывают от этого никакого дискомфорта. На территории одной Москвы есть три исследовательских ядерных реактора, но никто по этому поводу не комплексует и не паникует.

Деревня моей бабушки находилась буквально в двадцати километрах от арсенала атомных бомб, все местные жители об этом знали, но никто по поводу этого не выражал беспокойства.

Военные Северной Кореи контролируют находящееся в их руках ядерное оружие, и пока это так, никакой угрозы от его наличия не предвидится. Ранее мы уже говорили о том, что в военно-техническом отношении КНДР сегодня не способна начать наступательную ядерную войну, поэтому все рассуждения на этот счет являются пропагандой, прикрывающие совершенно иные геополитические цели третьих стран.

- Будет ли реакция США по данному вопросу?

— Я уже ранее сказал о том, что с созданием водородной бомбы ядерная программа Северной Кореи фактически завершена, поэтому любая реакция на этот счет выглядит абсурдной. Канцлеру Германской империи Отто Эдуарду Леопольду Бисмарку фон Шенхаузену принадлежит гениальная фраза: "Политика – это искусство возможного". Остановить ядерную программу Кореи уже невозможно, т.к. она выполнена. Так зачем Вашингтон должен и будет тратить усилия на невозможное?

Поэтому никакой реакции с его стороны нет, и не будет. Отсутствие реакции – это тоже реакция, которая означает, что США с этим фактом как данностью смирились, и больше нет смысла пилить опилки и проливать слезу по прокисшему молоку. Ситуация качественно изменилась, и теперь всем нужно время, чтобы ее осмыслить и придумать для себя новую стратегию поведения в изменившемся мире.

По теме

КНДР успешно провела испытания водородной бомбы
Трофимчук: северокорейская ядерная программа - политический блеф
Теги:
Ядерная безопасность, Олег Кузнецов, КНДР

Главные темы

Орбита Sputnik