19:11 20 Ноября 2018
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0259
  • EUR1.9459
Руководитель Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде.

В грузинском направлении политики АР возможно смещение акцентов

© Sputnik /
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
16401

Визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Грузию состоится 6 ноября.

БАКУ, 3 ноя – Sputnik. Азербайджану в новой политической ситуации в регионе нужно четко представлять, насколько он может впредь опираться на Грузию, как на своего стратегического партнера, и насколько возможные корректировки будут соответствовать интересам и Азербайджана, и Грузии.

Об этом Sputnik Азербайджан заявил руководитель Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде, комментируя предстоящий визит президента Ильхама Алиева в Грузию.

По его словам, не исключается смещение акцентов в грузинском направлении азербайджанской политики.

Визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Грузию состоится 6 ноября.

Эксперт напомнил, что визит проходит через несколько дней после выборов в парламент. Он отметил, что это очень важное политическое событие в жизни страны, и, хотя визит был запланирован в более ранние сроки, предполагается, что именно после выборов будут внесены определенные корректировки не только во внутриполитический, но и во внешнеполитический курс Азербайджана.

«Хотя стратегически внутриполитический и внешнеполитический курсы Азербайджана не претерпят изменений, определенные корректировки произойдут. Визит в Грузию на этом фоне весьма показательный и свидетельствует о том, что Грузия является стратегическим партнером по ряду направлений», — подчеркнул собеседник агентства.

По его словам, если говорить о корректировках во внешнеполитическом курсе, то они должны учитывать и грузинское направление азербайджанской политики.

Комментируя визит, Велизаде отметил, что его фоном служат процессы, которые в последнее время происходили в регионе, и, в частности, связанные с Грузией. Буквально накануне состоялся визит президента Армении в Грузию. До этого и в настоящее время ведутся активные консультации в рамках реализации «новой» грузинской энергетической программы, консультации с Газпромом. Ожидается визит министра энергетики Кахи Каладзе в Иран, где будет поднят вопрос возможности транспортировки иранского газа в Грузию.

Кроме того, добавил эксперт, следует учитывать, что интересы региональных акторов – в данном случае России, Ирана и Грузии, различаются.

В частности, по словам Велизаде, Россия хочет застолбить за собой определенную часть грузинского внутреннего энергетического рынка и таким образом влиять на энергетическую безопасность этой страны, а также наладить беспрепятственные поставки газа в Армению, возможно, увеличить объем этих поставок.

Цель Ирана – активизация газовой дипломатии в направлении Южного Кавказа, и тем самым оказывать, хоть и косвенное, но влияние на внешнеполитическую повестку Армении и Грузии.

В то же время Армения пытается повернуть ситуацию таким образом, чтобы оказаться в центре нового транзитного газового сообщения и реализовать трансрегиональный проект по доставке иранского газа через армянскую территорию в Грузию.

«Речь идет лишь об армянском и грузинском рынках энергоносителей. Дальше этот газ не пойдет, и здесь сталкиваются интересы России и Ирана. Не согласовав позиции между Ираном и Россией, Армения фактически пытается создать новую политическую ситуацию, инициировать проект, который пока категорической поддержки у основных участников – России и Ирана – не находит. Сейчас мы видим, что Армения договаривается лишь с Грузией, пытаясь создать лобби внутри Южного Кавказа», — сказал политолог.

Эксперт отметил, что в таких условиях появляются различные мнения о том, что азербайджано-грузинские отношения могут столкнуться с серьезным кризисом, в частности, речь идет о перепрофилировании грузинского энергетического рынка. Однако эти разговоры не находят подтверждения, не имеют достаточных оснований по той простой причине, что все основные транзитные проекты реализуются Грузией совместно с Азербайджаном. При этом эти проекты лоббируются и поддерживаются основным внешнеполитическим спонсором Грузии – Евросоюзом и странами Запада. 

По словам Велизаде, нынешние проекты, которые инициируются в регионе, не соответствуют проводимой Западом стратегии и идут в противоречие с основным вектором грузинской внешней политики.

«В то же время ни Россия, ни Иран не формулируют сегодня четкую повестку по этому вопросу. Нет инициатив по строительству какого-то трансрегионального газопровода, который мог бы соединить Россию и Иран. Цели и смысл реализации подобного строительства пока тоже не очевидны», — подчеркнул он. 

Азербайджан между тем сегодня активно взаимодействует и с Ираном, и с Россией по вопросам взаимных своповых газовых поставок, констатировал политолог.

Имеются в виду возможности Азербайджана обеспечить хранение части российского газа в азербайджанских газовых хранилищах, с одной стороны, а с другой стороны, идущие интенсивные переговоры между иранским министерством нефти и газа и Госнефткомпанией Азербайджана о возможностях транспортировки газа и нефти с использованием азербайджанской инфраструктуры.

«В Азербайджане, в отличие от Армении, где существует интерконнектор мощностью 400 тысяч кубометров, существует транспортная система, построенная еще в советские времена – Казимагомед – Бинд-Бианд – мощностью 5 миллионов кубометров. Посредством соединения этой системы с трубопроводом Баку-Эрзерум Иран получает возможность транспортировать свой газ в Грузию без дополнительных затрат. Скорее всего, сейчас ведутся переговоры и по этой части, иранские официальные лица неоднократно это подтверждали», — отметил эксперт.

Кроме того, ведутся также переговоры о возможностях использования азербайджанской железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, с целью перевозки дополнительных объемов нефти по этой системе и доставки этих энергоресурсов в порты Грузии – Поти, Кулеви, где действуют азербайджанские терминалы.

По словам Велизаде, Грузия заинтересована в том, чтобы эти проекты реализовались объективно, вне зависимости от того, кто будет их основным оператором.

«В данном случае, предпочтительнее позиция Азербайджана. Скорее всего, эти вопросы будут озвучиваться на встрече с грузинским руководством, и здесь Азербайджан фиксирует свои четкие интересы», — сказал он.

Политолог добавил, что в регионе реализуются несколько форматов сотрудничества с участием Азербайджана и Грузии. Это формат взаимоотношений между Турцией, Азербайджаном и Грузией, между Ираном, Турцией и Азербайджаном, между Азербайджаном, Турцией и Туркменистаном.

По его словам, все эти форматы, так или иначе, пересекаются с интересами Грузии, потому что транспортные сообщения охватывают грузинскую территорию, и Грузия имеет от этого конкретные преференции в виде транзитных доходов и так далее.

«В формате тюркского сотрудничества целый ряд проектов также предусматривают возможности грузинской транспортной инфраструктуры. Поэтому Азербайджан здесь выступает с очень серьезными конкурентными преимуществами, с которыми грузинская сторона не может не считаться. Естественно, там, где намечаемые проекты угрожают интересам Азербайджана – справедливости ради надо отметить, что на сегодняшней день такой реальной угрозы не прослеживается – страна будет фиксировать свои интересы в очень категорической форме, однако учитывая дружеские отношения», — заявил Велизаде. 

Поэтому, как считает политолог, сегодня принципиально показать, что, несмотря на все политические процессы последнего времени, альтернативы Азербайджану для Грузии нет. Причем, в данном случае, все взаимно.

«Скорее всего, сейчас будет идти процесс согласования позиций сторон, учитывая новые нюансы, которые стали складываться, и Азербайджану в этой ситуации нужно четко представлять, насколько он может впредь опираться на Грузию, как на своего стратегического партнера, и насколько возможные корректировки будут соответствовать интересам и Азербайджана, и Грузии», — заключил эксперт.


По теме

Основная схватка за Украину еще впереди – Ильгар Велизаде

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Купюры грузинской валюты - лари различного номинала

    Sputnik рассказывает о создании грузинской национальной валюты, где ее печатают, и во сколько обходится государственной казне ее изготовление.

  • Источник в Кындыг

    В Абхазии насчитывается несколько десятков термальных источников. Почему пока только некоторые из них доступны для посещения?

  • Тойво Клаар

    Сопредседатель женевских дискуссий по безопасности в Закавказье от ЕС заявил о необходимости продолжения диалога на границе Южной Осетии и Грузии.

  • Экзорцист Рустамбек Бегметов

    Экзорцист с многолетним стажем рассказал Sputnik Казахстан, как джинны овладевают душой человека, и как проходит ритуал изгнания демонов.

  • Продажа продуктов питания в одном из торговых контейнеров на Ошском рынке в Бишкеке. Архивное фото

    Sputnik узнал, на какой срок Кыргызстану хватит запасов продовольствия, если внезапно прекратится поток импортных продуктов.

  • Певица Лолита Милявская

    Стало известно, что случилось с российской певицей Лолитой Милявской, и почему она не смогла завершить сольный концерт в Могилеве.

  • Марк Цукерберг

    Политики из восьми стран, включая Латвию, призвали основателя Facebook Марка Цукерберга дать показания о "фальшивых новостях" и украденных данных пользователей.

  •  Даля Грибаускайте с главой ВТО Роберту Карвалью ди Азеведу

    Президент Литвы Даля Грибаускайте призвала ВТО защитить производителей республики от ценовой политики России в энергетическом секторе.

  • Заседание в правительстве под руководством премьера Павла Филипа

    В Молдове собрались сурово наказывать граждан, которые нарушают правила использования газовых баллонов.

  • Купюры грузинской валюты - лари различного номинала

    Sputnik рассказывает о создании грузинской национальной валюты, где ее печатают, и во сколько обходится государственной казне ее изготовление.

  • Источник в Кындыг

    В Абхазии насчитывается несколько десятков термальных источников. Почему пока только некоторые из них доступны для посещения?

  • Тойво Клаар

    Сопредседатель женевских дискуссий по безопасности в Закавказье от ЕС заявил о необходимости продолжения диалога на границе Южной Осетии и Грузии.