18:04 27 Ноября 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
АНАЛИТИКА
Получить короткую ссылку
9021

Снятие санкций с Ирана - важный фактор изменения геополитики в Центральной Азии, считает аналитик Дулатбек Кыдырбекулы.

БАКУ, 21 июн — Sputnik. Своим видением дальнейшего развития государств Центральной Азии с учетом членства ряда стран региона в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), а также прогнозами относительно реализации проекта Транскаспийского газопровода поделился со Sputnik казахстанский аналитик, доктор политических наук Дулатбек Кыдырбекулы.

- В последнее время шло много обсуждений вокруг Транскаспийского газопровода. Как вы оцениваете реализацию этого проекта с учетом интересов России?

—  Прежде всего, начну с небольшой истории о Транскаспийском газопроводе. Казахстан рассматривал его как один из возможных вариантов транспортировки казахского газа в перспективе, исходя при этом из многовекторного направления экспорта газа в страны Европы через территории Азербайджана, Грузии и Турции.

При этом Казахстан рассматривал возможность строительства этого газопровода из Актау в Баку с последующим присоединением к южно-кавказскому трубопроводу «Баку — Тбилиси — Эрзурум». А затем, достигнув Турции, дальше реально пошел бы на европейские рынки. Этот путь был бы несколько короче, чем по территории России. 

Однако существующие риски создают препятствия для осуществления этого проекта. Этими рисками являются техническая прокладка трубопровода по дну моря, не определившийся правовой статус Каспийского моря, проблемы геополитического плана как нестабильность на востоке Турции, вызванный курдским сепаратизмом и близостью к занятой внутренней войной Сирии. Но есть также и внешние факторы, негативно влияющие на политику экспорта газа. Это, конечно, позиция России.

Несмотря на внутренний конфликт в Украине, Россия не намерена уступать свои позиции по транзиту казахского газа по своей территории.

- Каким вы видите развитие ЕАЭС в условиях кризиса и противостояния Запада с Россией?

— Начнем с Казахстана. В связи с общим мировым кризисом Казахстан претерпевает значительные убытки с продажи нефти. И это никак не связано с прямым противостоянием Запада и России, хотя косвенное отношение имеет, что связано с сокращением импорта российской нефти и газа. Мировые санкций против России косвенно и Казахстан задевают.

Здесь блокируются товары, поставляемые в Казахстан через территорию России. В свою очередь, Россия запрещает поставку реэкспортных товаров, идущих из Казахстана и Белоруссии. В этой ситуации в ЕАЭС положение также непростое.

В Договоре о ЕАЭС сказано, о равноправности позиций членов этой организации, что России создает огромную преграду для ее диктата своим партнерам. И это ведет к внутренней в ЕАЭС торговой войне.

Россия пытается наводнить своими товарами эти страны, и по возможности поменьше допускать на свои рынки товары из Казахстана и Белоруссии, используя Росконтроль. Таким образом, неравные позиции этих трех стран являются причинами постоянных трений и разногласий. Взаимный учет интересов — вот главное условие гармоничного развития. И это не является наивностью и крамолой. Другое дело, что надо бороться за национальные интересы, иначе существование государства не имеет смысла.  

- Ведутся дискуссии вокруг снятий санкций с Ирана. Как вы считаете, что ожидает страны-поставщики энергоресурсов в условиях снятий санкций с Тегерана? Каково влияние Ирана на регион Центральной Азии?

— Снятие санкций с Ирана вместе с нормализацией отношений с этой страной являются важным фактором для изменения геополитики в регионе. Как Иран, так и западные страны ждут этого уже на протяжении более двадцати лет. На опыте Казахстана видно, что продажа нефти в условиях анти-иранских санкций ограничена с оглядкой на США.

Нестабильность российской политики и эмбарго в отношении Ирана указывало на третий путь — трубопровод Баку-Джейхан.  Но и здесь Россия старается разными путями саботировать это направление. И иранское направление становится некоторым выходом из данного положения в случае улучшения экономических отношений между Ираном и Западом. Иран, безусловно, получит шанс диктовать свои условия всему Ближнему Востоку и Южной Азии.

Западу с этим придется считаться, в противном случае о снятии санкций придется забыть. Не думаю, что Иран в прежнем духе аятоллы Хомейни будет заниматься экспортом исламской революции как основной идеологии своей геополитики. Времена меняются.   

— В последнее время вновь актуализировалась тема угрозы организации Исламское государство (ИГ) в регионе Центральной Азии. Сколь обоснованы прогнозы о захвате ИГ части территорий Таджикистана и Туркменистана.  Как скажется на ситуации наличие  российских военных баз в регионе?

— Определенная угроза со стороны Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ) присутствует. Но в данный момент его деятельность ограничена частями территории Ирака и Сирии. С афганским Талибаном у ИГИЛ имеются разногласия, и к йеменским исламистам также имеют косвенное отношение. «Аль-Каида» и другие террористические организации не желают видеть ИГИЛ доминирующим соперником.

Но в случае их объединения ИГИЛ будет же реальной угрозой всему мусульманскому сообществу, т.к. территориально-географический фактор резко сужается. Западные страны пока гадают, кто опаснее ИГИЛ или Россия. Если ИГИЛ реально станет мощной силой, то Запад вынужден будет пойти на сотрудничество с Россией. 

Теги:
Иран, Аналитик Дулатбек Кыдырбекулы, ИГИЛ, ЕАЭС, ЕАЭС, ИГИЛ, Аналитик, доктор политических наук Дулатбек Кыдырбекулы, Россия, Казахстан, Иран

Главные темы

Орбита Sputnik