18:43 23 Сентября 2021
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • EUR1.9900
  • RUB0.0233
ЭКОНОМИКА
Получить короткую ссылку
222 0 0

Громкие события в экономике Азербайджана, наблюдавшиеся в прошедшем году, показали необходимость перемен в самом подходе к реализации государственной стратегии развития ненефтяного сектора и к контролю над ним и над самими контролерами. Sputnik прошелся по основным вехам года.

БАКУ, 3 янв — Sputnik. Подводя экономические итоги уходящего 2015 года, приходится признать, что он оказался богатым на события, и не всегда на хорошие. Однако сегодня, вслед за Гомером Симпсоном можно сказать: “Нельзя постоянно винить себя за что-то. Обвините себя разок, и спокойно живите дальше.” Иначе говоря, главные неприятности уже случились, и азербайджанская экономика, переживающая непростые времена, имеет шансы пройти через этот катарсис к возрождению.

Притом, в отличие от первого старта, мы не будем начинать с нуля. Неоднозначные перемены в ушедшем году произошли в финансовом секторе, нефтегазовой сфере, даже секторе связи. Хороший стимул получили малое и среднее предпринимательство, аграрная и туристическая отрасль. При условии, что субъекты экономики преодолеют депрессивное настроение (в том числе психологического характера), можно будет говорить уже о полноценном росте авторитета ненефтяного сектора, чего экономика ждет уже давно. Но обо всем по порядку.

Статистика знает не все

Согласно данным официальной статистики, темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП) Азербайджана составляли к концу года более 3%, объем превысил 50 миллиардов манатов на конец ноября. Из них всеми предприятиями, относимыми к ненефтяному сектору было произведено 69,3% ВВП, а 38,7% валовой продукции созданы в секторе услуг. На душу населения пришлось около 5,2 тысяч манатов ВВП (4,9 тысячи долларов).

К концу года дефицит госбюджета Азербайджана оценивался в 51,2 миллиона манатов, или 0,1% ВВП, притом доходы казны за январь-октябрь сократились в годовом исчислении на 12% и составили 13,8 миллиарда манатов. Расходы, напротив, выросли на 0,5% и превысили 13,9 миллиарда. Причина снижения и производительности экономики, и пополнения бюджета общеизвестна, это резкое падение цен на нефть, начавшееся летом 2014 года и длящееся по сей день. Пожалуй, именно эту тенденцию следует считать главным для экономики Азербайджана событием 2015 года, поскольку сокращение валютной выручки от экспорта явилось платформой для всех остальных процессов.

Самым громким и самых вредоносным в этой цепи стало обесценивание национальной валюты – маната, протекавшее в два этапа – в феврале, когда Центробанк АР перешел на определение курса на основе бивалютной корзины и манат подешевел к доллару на 34%, и в декабре, когда переход на плавающий курс обрушил азербайджанскую валюту еще на 47%. В сумме, включая промежуточные тренды, манат обесценился к валюте США почти на 100%.

От девальвации и неизбежного роста расходов (а также неизбежного снижения потребительских трат) начали в первую очередь страдать мелкие и средние предприниматели, как зарабатывающие на перепродаже импортной продукции, так и по видимости не зависящие от курсовых рисков. Это повлекло за собой также и сокращения на рынке труда, реальные цифры которого, в силу большой доли нелегальной занятости, узнать будет проблематично. В том числе из-за снижения доходов населения валютные риски распространились и на финансовый рынок, где вырос риск проблемных кредитов и банковской ликвидности.

Таково общее положение дел в экономике страны, для нормализации обстановки в которой принимаются определенные меры. Что до конкретных событий, то отнести их к частным явлениям можно только условно.

Скандалы, слухи, расследования

Разумеется, стоит упомянуть цикл громких дел вокруг злоупотреблений, выявленных в Международном банке Азербайджана – единственном банке с государственным участием. Вслед за отставкой руководства МБА было принято решение о передаче проблемных активов в управление небанковской (также государственной) организации Aqrar Kredit, которая получила право на выпуск гарантированных государством облигаций в объеме 3 миллиардов  манатов (свыше 2,8 миллиардов долларов на тот момент). Судебные дела и аресты предпринимателей, связанных с делом Межбанка, продолжаются весь год и встречают неизменное внимание в обществе.

Впрочем, они потеряли остроту после отставки министра национальной безопасности Эльдара Махмудова. Как выяснилось, за время его руководства чины МНБ злоупотребляли своим служебным положением, вымогая под угрозой шантажа и расправы значительные суммы денег у предпринимателей самого разного уровня. Полный перечень фактов не оглашен и по сей день, в том числе потому, что не все пострадавшие бизнесмены готовы обратиться к следственным органам со своими историями. Но однозначно можно утверждать, что настроения в частном секторе изменились к лучшему, и если бы не общие проблемы в экономике, положительный эффект от ареста верхушки МНБ был бы виден сразу.

К слову, в эту неблаговидную схему оказалось втянуто и руководство структурных подразделений, вместе с министром, Министерства связи и высоких технологий. Но в данной отрасли самым значимым событием года следует все же считать не выявленные факты коррупции, а ноябрьский интернет-коллапс, когда из-за пожара на серверах компании Delta Telecom (основной первичный провайдер Азербайджана) без связи с внешним миром осталось подавляющее большинство пользователей. Это ЧП стало поводом задуматься о фактическом монополизме в связи и об уязвимости этого сегмента рынка услуг.

Экономика частным порядком

Возвращаясь к бизнес-климату: огромное внимание привлекли в ушедшем году меры по его облагораживанию. Соответствующие распоряжения Президента Азербайджана Ильхама Алиева упрощают порядок лицензирования предпринимательской деятельности, а также отменяют все проверки предпринимателей, за исключением тех, что связаны функциями государства по защите здоровья и жизни граждан (данная группа контрольных мероприятий представлена достаточно широко), а также экстренных проверок на основании требований прокуратуры, либо основанных на заявлениях потребителей. Ожидается, что новые условия дадут хороший стимул для расширения деятельности малых и средних предприятий (МСП).

Указанные меры конечной целью имеют наращивание доходов государства от ненефтяного сектора, а также усиление экспортного потенциала экономики. Сейчас без малого 70%-я доля в ВВП страны неэнергетического бизнеса выражается в лучшем случае в 5%-10% доли в экспорте. Кроме того, от развития МСП ожидается и рост импортозамещения, остро необходимого особенно сейчас, по мере роста курса доллара: потребительский рынок Азербайджана сейчас излишне завязан на импортных поставках и ослабление маната уже вызвало резкое ускорение инфляции, к ноябрю оцениваемой официальной статистикой в пределах до 4%. Наконец, развитие предпринимательства должно обеспечить рост ненефтяных налоговых отчислений в государственный бюджет.

Соответственно, отдельным пунктом хотелось бы указать изменившиеся размеры ряда налогов и штрафных санкций за нарушения административного характера. Поправки в Налоговый Кодекс, вступившие в действие с 1 января 2016 года, увеличивают ставку упрощенного налогообложения предприятий сфер общепита и розничной торговли, параллельно изменив для этой группы верхней планки данного налога, а также условий налогообложения в строительной сфере. Помимо этого, облегчен налог на доход физических лиц, применен ряд других новшеств. Среди них – запрет на реализацию подакцизных товаров за наличный расчет, и в целом ужесточен надзор над налогоплательщиками, для чего в системе Минналогов АР осуществлены структурные преобразования. Что касается штрафных санкций, то в основном повышен размер денежных взысканий (или введены новые) за, назовем их так, бытовые нарушения.

В заключение не совсем об экономике, но все же: в ноябре в Азербайджане прошли парламентские выборы. К сожалению, состав депутатского корпуса почти не изменился, а это значит, что законотворчество в экономической среде будет проходить так же, как и раньше. Это означает почти полное отсутствие законотворческой инициативы, дефицит вдумчивого изучения представленных документов, и традиционное отсутствие совещательного отношения к представителям экономических отраслей (если не брать в расчет лобби в парламенте крупных коммерческих организаций и отдельных лиц).

Выводы сделаны?

Обаяние уже упомянутого нами Гомера Симпсона во многом основано на его оптимизме и легком отношении к проблемам, которые в выдуманном мире Спрингфилда рассасываются сами собой. К сожалению, в реальной жизни этот подход себя не оправдывает, как нам убедительно доказал прошедший, отнюдь не простой год. Для того, чтобы в полной мере сконцентрироваться на приоритетах экономики, Азербайджану потребовалось столкнуться с затяжным кризисом на глобальном рынке нефти, до которого ко многим актуальным задачам (незамедлительно превратившимся в проблемы) бюрократический аппарат, за редким исключением, относился точно в соответствии с еще одним изречением Гомера – “Всегда лучше наблюдать за процессом, чем делать что-то самому”. Сейчас это уже невозможно.

По теме

Нефть дешевеет, экономика ведет себя предсказуемо
Алиев: по темпам развития экономики Азербайджану нет равных в мире
Теги:
Азербайджан, Экономика, Итоги 2015 года

Главные темы

Орбита Sputnik