18:33 19 Апреля 2019
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0266
  • EUR1.9105
газ

Эксперт: Запад не может принудить страны в выборе газового маршрута

news.day.az
ЭКОНОМИКА
Получить короткую ссылку
193 0 0

В ближайшем будущем следует ожидать каких-то юридически обязывающих документов в реализации Транскаспийского газопровода, считает эксперт.

О перспективах реализации ряда крупнейших энергетических проектов региона в интервью корреспонденту Sputnik Нармине Али свое видение представил ведущий научный сотрудник Центра стратегических исследований (ЦСИ) Гюльмира Рзаева. 

ведущий научный сотрудник Центра стратегических исследований (ЦСИ) Гюльмира Рзаева
1news.az
ведущий научный сотрудник Центра стратегических исследований (ЦСИ) Гюльмира Рзаева

—  В Ашхабаде (Туркменистан) в начале мая состоялась четырехсторонняя встреча между Азербайджаном, Турцией, Туркменистаном и ЕС по вопросу привлечения туркменского газа к проекту Трансанатолийского газопровода, по итогам которой стороны подписали меморандум о взаимопонимании. Как Вы оцениваете данное подписание?

— Подписание меморандума о взаимопонимании говорит о том, что все три стороны – Туркменистан, как страна, которая будет предоставлять газ, Азербайджан – как транзитная страна, и ЕС, который пока не может быть стороной договора, а может только выступить в качестве гаранта безопасности и оказать политическую поддержку проекту, выразили свое намерение осуществить проект Транскаспийского газопровода как на высоком политическом уровне, так и на коммерческом уровне – на уровне компаний.

Меморандум не имеет какой-либо юридической силы, но это первый шаг, и я думаю, что очень серьезный, в направлении реализации Транскаспийского газопровода. Уже в ближайшем будущем следует ожидать каких-то юридически обязывающих документов.

- Насколько реально, по-Вашему, начало газовых поставок из Туркменистана в Европу в предполагаемые сроки, то есть к 2019-2020 годам?

— Здесь основной вопрос заключается в том, достаточна ли пропускная способность трубопроводов, которые могут транспортировать туркменский газ. Трубопроводы есть, они существуют, и к 2018 году планируется завершить расширение Южно-кавказского газопровода и строительство Трансанатолийского газопровода (TANAP). Однако их пропускная способность забронирована для объемов азербайджанского газа со стадии-2 разработки месторождения «Шахдениз». К 2019-2020 году свободных мощностей для дополнительного газа из других регионов в этих трубопроводах не будет.

Для этого нужны будут дополнительные инвестиции, потребуется дальнейшее расширение Южно-кавказского газопровода для туркменского газа или азербайджанского газа с других месторождений – Абшерон, Умид-Бабеки другие. Насколько партнеры Южно-кавказского газопровода заинтересованы в этом, трудно сказать, потому что они должны посчитать коммерческую прибыль, насколько рентабельно для них инвестировать в инфраструктуру для транспортировки туркменского газа.

Это будет зависеть от цены на газ как на турецком, так и на европейском рынке, от цены на туркменский газ, от того, где они будут брать этот газ – на границе Туркменистана с Азербайджаном или на рынке в Турции или в Европе. Есть масса вопросов относительно коммерческой рентабельности расширения труб, которые инвесторы должны решить.

— Какой вариант маршрута представляется более перспективным в нынешних политических и экономических реалиях – подводный Транскаспийский газопровод или поставки через территорию Ирана? Может ли Запад принудить Туркменистан к выбору того или иного маршрута или, иными словами, оказать какое-либо политическое давление на эту страну?

— Я думаю, что Запад не может принудить ни одну страну выбирать тот или иной маршрут. Слово «принудить» в данном случае неуместно, потому что Туркменистан – независимая страна, также как и Азербайджан.

Политические интересы, конечно же, будут учитываться.

О газовых поставках через территорию Ирана говорить сейчас рано. Мы не знаем, заключит ли Тегеран соглашение по ядерной программе с «шестеркой». Если это произойдет, и стороны придут к согласию, это может быть одним из вариантов.

Самым коммерчески выгодным вариантом, естественно, был бы Транскаспий. Во-первых, Транскаспийский трубопровод уменьшит географическую длину общего трубопровода, который будет транспортировать туркменский газ. Вторая причина, по которой будет коммерчески более выгодно транспортировать этот газ посредством территории Азербайджана, Грузии и Турции, а не через Иран – это то, что на территории наших стран уже есть необходимая инфраструктура. В случае с Ираном, существующей в этой стране инфраструктуры недостаточно, ее надо расширять или строить новые трубопроводы.

Третьим, больше политически выгодным вариантом был бы экспорт туркменского газа на берег Азербайджана в виде сжиженного газа (LNG). Думаю, этот вариант снял бы все вопросы о воздействии проекта на окружающюю среду моря и политическую напряженность вокруг этого проекта. Однако, этот вариант может уступать по рентабельности трубопроводу, поскольку нужно будет строить терминалы по сжижению (в Тукменистане) и регазификации (в Азербайджане). Можно увеличить рентабельность этого проекта, использовав плавучие LNG терминалы (floatingLNG).

— Как проект Транскаспийского газопровода в контексте реализации Южного газового коридора будет согласоваться с Турецким потоком с точки зрения дополнительных объемов газа на турецком рынке. Что будет предпочитать Турция – газ с Турецкого потока туркменский газ или азербайджанский газ, который пойдет по Южному газовому коридору?

— Турция будет импортировать только 3 миллиарда кубометров дополнительных объемов, необходимые для того, чтобы удовлетворить растущие потребности. О каких-либо других дополнительных объемах речи пока речи не идет. Остальные 14 миллиардов, которые стороны договорились импортировать через Турецкий поток, уже законтрактованные, Турция получает на данный момент.

Дело в том, что, имея дополнительные объемы, у Турции появляется больше опций – либо получать азербайджанский газ с новых месторождений, таких как Абшерон и другие, либо увеличивать объемы, импортируемые из России, либо туркменский газ. Решение турецкой стороны будет зависеть от цены на газ. Кто предложит более конкурентоспособные цены для Турции, тот вариант Анкара и выберет.

Что касается нашей страны, то Азербайджан, несомненно, получит коммерческую выгоду как транзитная страна. К примеру, мы могли бы брать оплату за транзит в виде газа, как это делает Грузия с транзитом газа из месторождения «Шахдениз» и перепродавать у себя в стране или на турецком и/или европейском рынках.


Главные темы

Орбита Sputnik