01:42 02 Декабря 2020
Прямой эфир
  • USD1.7000
  • RUB0.0274
  • EUR1.9035
Колумнисты
Получить короткую ссылку
556410

Рано или поздно суды будут применять именно к женщинам презумпцию виновности, то есть заранее подозревать их в случае любых исков о семейном насилии или домогательствах.

Публика — причем не только российская, но и британо-американская и прочая — массово встала на сторону великого актера Джонни Деппа (посмотрите, например, не столько на это видео, сколько на комментарии к нему). Произошло это после очередной серии семейно-судебной драмы на тему того, кто кого избивал: Джонни свою бывшую жену, актрису Эмбер Херд, или она его, пишет колумнист РИА Новости.

Это очень крупное событие как минимум для западной цивилизации: суд признает, что это муж избивал жену, а не наоборот, но публика этого мужчину поддерживает. Вроде бы совсем недавно все было наоборот: в похожих историях, допустим, самой известной из них — в деле голливудского продюсера Харви Вайнштейна, никто не выходил на улицу со значком "Я — Харви". Любой, кому навешивали ярлыки "насильник", "обидчик женщин" и прочее, тихо шел ко дну.

Джонни Деппа в третьем фильме франшизы "Фантастические твари" не будет, но гонорар он получит. Студия Warner Bros. поддержала решение суда, который признал, что Депп избивал бывшую супругу. Вместо него в фильме может сыграть датчанин Мадс Миккельсен.

А сейчас… В начале месяца, как только британский суд (самый, как известно, справедливый и гуманный суд в мире) постановил, что британская же газета The Sun имела право называть Деппа "избивателем жены"… И как только мгновенно после этого его лишили роли во франшизе "Фантастические твари и где они обитают" (студия Warner Bros.)… То началось следующее: сотни тысяч подписываются под петицией за возврат Деппа в "Твари", а такая же петиция за лишение Херд роли в "Аквамене-2" легко собрала миллион голосов, и счет растет. В соцсетях толпы выражают обожание Деппу, а его бывшая жена от сетей отключилась. Это сенсация.

Давайте разбираться, что произошло. Разбираться по части того, кто кого бил, сложно. История эта тянется не первый год, и понятно из нее только то, что мы уже знаем. А именно: что актеры и актрисы — несчастные люди с нервами, натянутыми как струна, и что они очень часто злоупотребляют всякими напитками и веществами "для снятия напряжения". И, возможно, обижают при этом друг друга. Еще у них много жен (мужей), браки их чаще всего недолговечны, и на этой почве возникают какие угодно склоки. Не верите — смотрите уныло-однообразную "светскую" и прочую скандальную хронику уже на нашем телевидении.

Тут, конечно, каждый собирает толпу сторонников, в том числе по принципу "это же наш капитан Джек Воробей, а кто вообще такая эта Эмбер?" Но в том-то и дело, что в данном случае судили не только звезд и "звезд", а — неожиданно — судили суд, британский, американский и какой угодно. А также нравы Голливуда, где появилась привычка шарахаться от "избивателей" и "приставателей" мгновенно после первых же обвинений в их адрес.

И в лондонском, и во всех прочих процессах ситуация была одинаковая. Одна сторона выдвигала обвинение в каком-то эпизоде, якобы случившемся месяцы или годы назад, другая делала то же самое. "Доказательства" — это в обоих случаях слова, максимум — показания друзей и подруг, и еще какие-то фотки с якобы синяками под глазом. Так вот, несмотря на незыблемость основ римского права, почему-то судьи в таких случаях привыкли верить на слово женщине, но не мужчине. И вот сейчас — вдруг — какой-то части публики это надоело.

Плохие люди часто заваливают свои проекты просто оттого, что чересчур стараются. Надо сказать, что история феминистского наступления начиналась не с Вайнштейна: еще в 1994-м вышел роман Майкла Крайтона "Разоблачение", в котором мужчина подал против своей начальницы встречный иск в сексуальном приставании и выиграл его. Правда, для выигрыша потребовалось не вызывающее доверия чудо… И уже тогда писатель упоминал, что большую часть дел о домогательствах суды автоматом решают в пользу женщин. И тут кто-то решил, что раз все идет хорошо, то надо еще нажать.

Феминистки — они разные, с разными требованиями и программами, грызутся и друг с другом, но их радикальное крыло, движение MeToo, разом поставило вообще любых феминисток в позицию весьма уязвимую. Дело было в избранной радикалками тактике — нападать на могущественных и знаменитых. Это знакомый рецепт эсеров-бомбистов: выбирать ритуальными жертвами не кого-то, а личностей, что-то собой олицетворяющих: власть, успех, заслуги. А сейчас это тот же Вайнштейн, который спродюсировал "Братство кольца" и "Влюбленного Шекспира", великий тенор Пласидо Доминго (в прошлом месяце выступил в Большом театре), не последний актер мира Джонни Депп… Это надо было догадаться — нападать на лучших людей культуры, то есть прицельно бить по главному смыслу человеческой жизни, по красоте. Но если ставишь целью уничтожить общество, подорвав внутри него отношения мужчин и женщин, то все логично. Заодно и менее сильные и знаменитые будут бояться.

В нынешней истории есть особенность — речь не об изнасиловании или домогательствах, а о домашнем насилии. То есть об избиении одного супруга другим, не зафиксированном по горячим следам естественными правоохранительными процедурами. В эпоху "до феминизма" как-то автоматически считалось, что речь исключительно о том, что мужчина бьет женщину и поэтому превращается в презренное существо.

Кстати: откуда взялась сама идея, что бить женщину полностью неприемлемо? А из самого устройства "патриархального" общества, столь ненавистного радикальным и не очень радикальным феминисткам. Дело в том, что в таком обществе женщина по большей части физически слабее и вдобавок зависит от мужчины во всяких прочих смыслах. Именно поэтому такое общество презирает здоровых мужиков, поднимающих руку на слабых.

Но если такого общества быть не должно… Если роль женщины в обществе сначала оказывается физически, финансово и в прочих смыслах равной мужчине, а потом и доминирующей… И если они — как, возможно, в случае с Деппом — сами дерутся… То, во-первых, рано или поздно суды будут применять именно к женщинам презумпцию виновности, то есть заранее подозревать их в случае любых исков о семейном насилии или домогательствах. А во-вторых, любое действие рано или поздно вызывает противодействие. Допустимо ожидать появления мощного антифеминистского движения. Женщины мужчин называют свиньями — мужчины женщин назовут в ответ гиенами и так далее. И вот сейчас массовое движение в поддержку затравленного Воробья очень похоже на прообраз такого движения.


Главные темы

Орбита Sputnik